ПИЛ(а)

Добро пожаловать в наш тихий и уютный дом,
где каждая мысль и каждая сказка может стать явью.
 
ПорталПортал  ФорумФорум  ГалереяГалерея  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Твиттер ПИЛ(ы)
Самые активные пользователи за месяц
Поиск
 
 

Результаты :
 
Rechercher Расширенный поиск
Последние темы
» Игра в Ассоциации :)
Пт 09 Янв 2015, 02:21 автор Нэй

» Комната "Где-то в джунглях"
Ср 07 Янв 2015, 18:46 автор akira0sato

» Анкеты персонажей. Правила.
Пн 05 Янв 2015, 14:56 автор akira0sato

» Это, с Новым годом, что ли.
Пт 02 Янв 2015, 18:27 автор Алиса

» Альтернативная реальность №1
Вт 30 Дек 2014, 17:15 автор Алиса

» Продолжение того, что началось в "Зёбре". (Спин - Офф ПИЛ(ы) )
Вт 04 Ноя 2014, 17:59 автор Алиса

» Игра "Что это?"
Пт 31 Окт 2014, 19:51 автор Нэй

» Палата переговоров
Вт 28 Окт 2014, 11:14 автор Алиса

» Плюсы и минусы
Сб 20 Сен 2014, 22:46 автор Нэй

Часы
Плеер
Для ПИЛ(ы) by Бродяга on Grooveshark

Поделиться | 
 

 Кровавый праздник

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Нэй
Душа психушки
Душа психушки
avatar

Сообщения : 6281
Активность : 1264
Дата регистрации : 2011-04-04
Возраст : 18
Откуда : Из Высокого.

20130115
СообщениеКровавый праздник

Продолжение "Юного вора" и "Чудес воды".


4.

Ронио тихонько присвистнул – между передними зубами у него была щель, с помощью которой можно было пронзительно или тихо, в зависимости от ситуации, свистеть. Послышались крики, похожие на птичьи, и, хватаясь хвостами и зубами за поросли плюща, вниз спустились три или четыре обезьянки, чем-то похожие на лангуров. Мальчик приветственно махнул им рукой и бросил в их сторону несколько мандаринок. Обезьянки тут же передрались, но, впрочем, справедливость восторжествовала сравнительно быстро.
Ронио, заложив руки за спину и нахмуря брови, направился к водоёму. Его тихие шаги гулким эхом отдавались в зеленоватой полутьме. Здесь Ронио постоянно чувствовал себя неуклюжим слоном: самомалейший звук возрастал раз в пять. Даже звук капель, просачивающихся сквозь стену и падающих на пол, был слышен у входа. Капли по какому-то странному капризу природы срывались с нисколько не меняющимися за прошедшее время промежутками, и Ронио в минуты тоски или злости считал их, чтобы успокоиться.
Мальчуган подошёл к водоёму и посмотрел на успокоившуюся поверхность воды. В ней он увидел собственное лицо – азиатского типа, скуластое, с зеленовато-серыми глазами, широко расставленными и протянувшимися до висков. Тёмно-рыжие спутанные волосы, свесившиеся по обе стороны лица, затеняли лицо и придавали ему какое-то странное выражение – хитроватое и чуточку дерзкое.
В воде отражались странные существа с длинными хвостами, алыми крыльями, светящимися глазами. По старой привычке Ронио посмотрел вверх и увидел их на потолке: это была роспись. Говорят, этих существ лет двести или триста назад написал какой-то художник. Мальчик иногда размышлял: откуда он узнал, как нарисовать этих существ? Как он их рисовал? Долго ли он делал это? И как же сложилась его судьба – ведь не каждый согласится рисовать на такой высоте…
Ронио опустился на холодные плиты около водоёма и провёл тыльной стороной кисти по лбу. Ощутил что-то влажное, отнял руку ото лба и посмотрел на неё. Кисть была сильно расцарапана и кровоточила. Где же он поранился? Ронио настолько привык к травмам, что приучился не замечать их, и сделался почти нечувствительным к боли.
Мальчик опустил пораненную руку в воду. Его пронзило знакомое ледяное ощущение, в порезе закололо, вода потемнела от крови. Через минуту рука перестала болеть. Ронио, не вынимая её из воды, стёр с неё остатки крови и, поднеся к глазам, стряхнул с неё капли воды. Порез затянулся, не осталось даже рубцов. Кровь растворилась в воде и исчезла: пруд был проточный, вода давно нашла себе дорожку и, проточив в трещинах плит русло, убегала на просторы гор. Источник не иссякал на протяжении многих лет, и пруд не мелел.
Эта вода, прозрачная, как небо, как хрусталь, обладала какой-то особой живительной силой. Она заживляла порезы, сращивала сломанные пальцы, порванные сухожилия. Один-единственный глоток придавал сил, когда их почти не оставалось. Чай, сваренный из этой воды – а за всё это время Ронио наловчился варить из сухих лепестков местных цветов чай, – навевал приятные сновидения. В них были воздушные змеи в безоблачном небе и цветущие деревья.
Ронио узнал о волшебных свойствах этой воды совершенно случайно. Как говорится, не было бы счастья, да помогло несчастье.

***


За окном зима, зима,
На небе сказочном – луна.
Горит свеча, вокруг темно,
А мы встречаем Рождество.
А за окном снежинки тают,
За окном кого-то убивают…


…На небе тускло мерцали звёзды, но яркие краски Нового года совершенно затмевали их. Кружились снежинки, падали на землю – и не таяли. Несмотря на поздний час, никто в Хадзин-Иль не собирался ложиться спать. Кто-то болтал, кто-то ел пирожки, кто-то раздаривал всем встречным самодельные бумажные фонарики, кто-то смеялся. Взрослые степенно, скрывая за безразличием буйное желание орать и прыгать, впадая в счастливое или не очень детство, беседовали обо всём подряд, а дети играли в снежки. В местных забегаловках яблоку негде было упасть.
Ронио Цэйту не участвовал в веселье. Он просто бродил по улицам и наслаждался буйством красок. Пару раз его подзывали к себе, но мальчуган рассеянно отмахивался и отвлекался на салют или взрывы пиротехники. Не удержался от того, чтобы не стащить миску горячего супа, и, спрятавшись в укромном уголке, откуда были видны салюты, устроил себе праздничный ужин.
Он не заметил, как забрёл на дальние улицы. Только когда Ронио осознал, что шум и свет остались позади, он растерялся и попытался сориентироваться. Неожиданно он услышал чей-то лай и различил лохматые тени с краю деревни.
Ронио передёрнулся от испуга: жёлтые волки! Он знал о них не понаслышке: небольшие, с собаку, но невероятно яростные, они небольшими стаями налетали на селения и тащили всё съестное, что плохо лежало. Никто не решался подворачиваться им под зубы – зубы жёлтых волков были ядовиты. Никто не выжил после их укусов.
«Чёрт, и приспичило же им не когда-нибудь, а на Новый год прийти», - сжав зубы, думал Ронио, припустив к очагу празднования. Позади слышались стоны волков. Хитрюги, знают, что в деревнях нельзя выть. Потихоньку подлазят, как лазутчики.
Ронио ворвался во дворик небольшого ресторанчика под открытым небом. Остановился посередине, схватившись за бок и пытаясь отдышаться. Крики и смех утихли, все посетители с недоумением уставились на него, забыв про еду. Поняв, что все взоры накрепко прикованы к нему и к тому, что он скажет, Ронио истошно завопил:
- Жёлтые волки!
Ещё секунды две стояла гробовая тишина, а на третью секунду территория, на которой был слышен голос Ронио – территория радиусов футов в сто, – заполнилась воплями, хохотом и звуками обмороков. Всё зависело от личности того, кто услышал это сообщение.
- Нет, вы послушайте! – Кто-то грубо схватил Ронио за плечо. Мальчишка раздражённо попытался выскользнуть, но обнаружил, что этим «кто-то» был Крошка Рид. Всякий, кто видел его семифутовую фигуру и мрачный взгляд, сразу понимал, почему к нему прилепилось это прозвище. Рид терпеть не мог Ронио – хотя бы потому, что вёрткий, как угорь, подросток однажды выставил его на всеобщее осмеяние, стащив у него всё, что лежало в карманах, и во всеуслышание объявив, чьи это вещи.
- Значит, приходит эта малявка ушастая и говорит, что волки идут? – Рид очень хотел отыграться, это было видно по тому, что он слегка приподнял Ронио за шиворот. – А почём вы знаете, что он не хочет обшарить ваши личные вещи, а?
Мальчуган обиделся на «ушастую малявку»: ну да, ростом он не вышел, но ему уже двенадцать. А уши – разве за уши можно дразнить? Ну, чуть больше, чем у других, ну, торчат. Это же не повод, в конце концов! Извернувшись, Ронио укусил Рида за руку. Тот от неожиданности ослабил хватку. Ронио выскользнул, отбежал на несколько шагов подальше и встал в боевую стойку.
- А когда я лгал? – с вызовом спросил он. Ведь все прекрасно знают, что означает его имя – Ронио Цэйту. Рони – честность. Цэйтен – драться. Получается «честный хулиган». Да, он вор, проходимец, хулиган, драчун, но он никогда не лгал. Даже когда его ловили, он смотрел обвинителю в глаза, не отводил взгляда. Когда били, не применял какого-то оружия. Когда обвиняли, выслушивал всё сказанное, а только потом смеялся или приводил неопровержимые доводы о своей невиновности – в зависимости от степени обвинений.
По толпе пробежался шумок. Рид замахнулся.
Внезапно ударил колокол.
- Волки!
Люди переполошились, забегали. Ронио опустил руки и остался стоять на прежнем месте, ему было всё равно, что его толкают, задевают. Кто-то заперся, кто-то бежит. Плачут дети. Празднество свернулось, оно перебито одним точным ударом. Захлебнулся поток огней. Люди выбегают на улицы вооружёнными.
Волки напали быстро и молча, встретив на своём пути преграду из поленьев, кос, вил. Люди стремились отбить атаку и уйти – не осмеливались лезть волкам на зубы. Волки чувствовали свою безнаказанность и продвигались вперёд. Жёлто-рыжая шерсть покраснела от крови, утоптанный снег потемнел. Люди дрогнули.
И вдруг донеслось слабое:
- Эй!
Около лавки пиротехники стоял Ронио – бледный, но решительный. Метель трепала латаную старую одежду, босые ноги погружены в снег, пальцы сжимали горящую петарду.
Люди растерялись, послышались крики:
- Ронио, ты чего?
- Прячься!
Но Ронио не стал прятаться. Он подождал, пока волки подбегут поближе, и приготовился швырнуть петарду в тележку с салютами и пиротехникой. Мальчуган, как и все пригорные жители, знал – жёлтые волки боятся резких вспышек и открытого огня. И поэтому-то, воспользовавшись всеобщей суматохой, пробрался к пороху и огню. Ронио просчитал все возможные варианты и остановился на одном: заманивание волков на непосредственную близость к пороху, а затем взрыв. Но вот того, что одноглазый вожак волков бросится на него, он не учёл.
Резкий толчок в грудь. Жаркое дыхание. Лязг зубов и когтей. Что-то горячее течёт по телу.
«Чёрт, как больно…»
Кое-как стряхнув с себя волка, Ронио распрямился, шатаясь. Рубашка на нём была растерзана на нет, кровь из укусов на плече и груди впитывалась в обрывки заношенной ткани. Кровь пока ещё не текла с нормальной интенсивностью, но готова была начать это в любой момент. Правая рука, та самая, в которой был огонь, отказывалась слушаться. Ронио перехватил горящий шнур левой рукой, изо всех сил швырнул его в порох и, отпрыгнув подальше, упал и вжался в засыпанную снегом дорогу.
Взрыв был такой, как будто загорелся пороховой склад. Снег зашипел под упавшими в него горящими угольями. Шкура на волках вспыхнула, они завыли, заметались в стороны. А в небе расцветали невиданные доселе огни. Ронио отполз подальше, за дома – его не похвалят за то, что он устроил грандиозный ядерный взрыв. Кое-как заставил себя подняться и побежал, не слыша ни окриков, ни восторженных голосов. На снег капала кровь, но пареньку было не до этого. Он спешил в храм. Только храм его защитит, укроет…


___________________________________
Я просто выгляжу как лось, а в душе я бабочка. ©️


Последний раз редактировалось: Киса Нэй (Ср 16 Янв 2013, 01:01), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль

 Похожие темы

-
» Картошка на праздник
» "Праздник-король" (ищу минус)
» Сырный хворост
» Праздник "Голубой огонек!!!!" Приглашаем всех принять участие в празднованиях!!!
» День рожденеФское меню, блюдА и праздничный стол
Опубликовать эту запись на: diggdeliciousredditstumbleuponslashdotyahoogooglelive

Кровавый праздник :: Комментарии

avatar
Re: Кровавый праздник
Сообщение в Вт 15 Янв 2013, 21:41 автор Йу
Интересно читать, правда. Ты часто расскажеваешь какие-то истории о Ронио... Истории хорошие, красочные. Но не уходишь ли ты от основной? Я пока не знаю, хорошо, плохо ли эти истории влияют на текст - они гармонично вписываются, и их интересно читать. Но всё же.
Я считаю, такие истории должны или дополнять текст (то есть иметь какие-то подсказки к смыслу текста или общий со всей историей смысл\цель) или освежать его (дать возможность более красочно описать характер, натуру героя или просто разрядить обстановку). Но основная история не должна блекнуть пред ними, привлекая читателя больше.
Краткие замечания:

Обычно лицо азиацкого типа характерезиют тёмные, карие глаза, нежели светлые.

Цитата :
Ронио, не вынимая её из воды, стёр с неё остатки крови и, поднеся к глазам, стряхнул с неё капли воды
Убери одно из "с неё". Вообще можно перефразировать. Например, мои варианты:
1. Ронио, не вынимая её из воды, стёр остатки крови и, поднеся к глаза, стряхнул капли воды.
2. Ронио, не вынимая её из воды, стёр остатки крови. (можно добавить "аккуратно стёр" для большей певучести текста) После, поднеся к глазам, стряхнул с руки капли воды.

Вот. Надеюсь ты не обижаешься и не расстраиваешься из-за моих комментариев. Просто я вижу, что твои письменные работы становятся лучше, и поэтому поднимаю планку оценивания))
avatar
Re: Кровавый праздник
Сообщение в Ср 16 Янв 2013, 00:56 автор Нэй
Да лады тебе, не бери в голову (в плечи бери, шире будешь), я не обижаюсь)
Я ведь не говорила, что лицо азиатское. Я сказала просто, что азиатского типа. Мало ли что, вдруг глаза выгорели на солнце. :)
А вообще, у рассказа нет определённой линии. Это просто один день из жизни бездомного подростка. А бездомный ребёнок много думает, ему есть что вспомнить.
Мне всегда казалось, что вода - это непременный атрибут всего сказочного, непонятного. (По-полному рассказ называется "Чудеса").
avatar
Re: Кровавый праздник
Сообщение в Ср 16 Янв 2013, 14:40 автор Йу
Ну... посмотрим, что из него выйдет. Всё же хочется услышать в рассказе какой-то главный смысл)
avatar
Re: Кровавый праздник
Сообщение в Ср 16 Янв 2013, 20:53 автор Нэй
Постараюсь.
Re: Кровавый праздник
Сообщение  автор Спонсируемый контент
 

Кровавый праздник

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 

Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ПИЛ(а) :: Творчество :: Книги-
Перейти: