ПИЛ(а)

Добро пожаловать в наш тихий и уютный дом,
где каждая мысль и каждая сказка может стать явью.
 
ПорталПортал  ФорумФорум  ГалереяГалерея  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  
Твиттер ПИЛ(ы)
Самые активные пользователи за месяц
Поиск
 
 

Результаты :
 
Rechercher Расширенный поиск
Последние темы
» Игра в Ассоциации :)
Пт 09 Янв 2015, 02:21 автор Нэй

» Комната "Где-то в джунглях"
Ср 07 Янв 2015, 18:46 автор akira0sato

» Анкеты персонажей. Правила.
Пн 05 Янв 2015, 14:56 автор akira0sato

» Это, с Новым годом, что ли.
Пт 02 Янв 2015, 18:27 автор Алиса

» Альтернативная реальность №1
Вт 30 Дек 2014, 17:15 автор Алиса

» Продолжение того, что началось в "Зёбре". (Спин - Офф ПИЛ(ы) )
Вт 04 Ноя 2014, 17:59 автор Алиса

» Игра "Что это?"
Пт 31 Окт 2014, 19:51 автор Нэй

» Палата переговоров
Вт 28 Окт 2014, 11:14 автор Алиса

» Плюсы и минусы
Сб 20 Сен 2014, 22:46 автор Нэй

Часы
Плеер
Для ПИЛ(ы) by Бродяга on Grooveshark

Поделиться | 
 

 Безымянные главы: полностью

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Raienn
Больной на всю голову
Больной на всю голову
avatar

Сообщения : 398
Активность : 77
Дата регистрации : 2011-07-08
Возраст : 19
Откуда : Озёры

20110729
СообщениеБезымянные главы: полностью

Автор: Raienn
Бета: — (Microsoft Word)
Название: —
Дисклеймер: все права принадлежат автору
Варнинг: нецензурная лексика
Рейтинг: G
Жанр: фэнтези; постаппокалиптика
Описание: Любопытная с точки зрения (рассказ ведется от третьего лица, однако автор переодически «перескакивает» на других персонажей и происходящие с ними события, вследствие чего кульминаций несколько: для разных героев определенные повороты сюжета представляют особую важность) небольшая повесть, содержащая в себе прочно закрепившееся ощущение чего-то бытового, уютного и множество стоящих внимания моментов - язвительных перепалок, маленьких и более крупных неприятностей, заставляющих иных действующих лиц суетится, а других - оставаться совершенно равнодушными. Мальчик-химера, в начале произведения представленный как «существо», неожиданно для себя находит превосходных друзей, всего пару дней назад бывших не более чем знакомыми и стремительно превратившихся в дорогих сердцу «своих» людей, вследствие чего мутант решается на кардинальный поступок. Шаг этот внешне примечателен лишь неслишком большим умением,выдавшим его за прогулку, однако у кошек несколько иное представление о приятелях, нежели у людей...

Главы I-II
32 145 символов без пробелов

Глава 1

Грязно-серое небо, окружившее бело-золотистый диск луны продолговатыми сизыми тучами, пронизывалось этажами очередного уходящего в неизмеримую высь серого здания, такого же скучного, как и десятки других: с черными провалами погасших окошек, завешанных драпировками и жалюзи, скрывающих комнаты от города.
Мелкая серебристая морось частыми каплями опускалась на уже потемневший асфальт, хаотично разрывая дрожащую гладь незаметно расползающихся мутных луж, почему-то с зеркальной точностью отражающих происходящее вокруг.
Машин почти не было, лишь редкими тенями они скользили по шоссе, распугивая бродячих кошек и собак.
Некое существо, спрятавшее лицо под широким капюшоном длиннополого плаща цвета пыли, брезгливо расчихалось, едва вдохнув глоток холодного, перенасыщенного смогом воздуха. Наполовину сожженная сигарета, все еще дымясь, полетела на край мокрого тротуара, огражденного каменным бортиком. Несколько мелированных прядей при движении мальчика упали с плеча, обнаружив среди волос три тонкие косички, шириной где-то около полсантиметра.
Мальчик печально и глубоко вздохнул, тут же закашлявшись в рукав, затем, приостановившись, опустил ладонь, затянутую кожаной перчаткой без пальцев, в карман, начав беспорядочно шарить внутри в поисках вожделенной пачки сигарет. Таковой там не оказалось, и тогда существо с огорчением вспомнило, что сигарета была бессовестно одолжена у чужого кармана.
Мальчик медленно побрел дальше, пытаясь припомнить, на какой улице располагался дом его недавней знакомой.
Из-за угла ближайшего переулка струился слабый свет, привлекший внимание мальчика.
Светлое пятно на асфальте оказалось ничем иным, как лужей предательски-скользкой не то грязи, не то размокшей глины странного оттенка.
Плащ был в пятнах вязкой грязи, низ его, и без того потрепанный, как и правый рукав, обратился в жалкие лохмотья, но нужный переулок был найден.


_______


- Ну что, нашел ты хвостатого? – грузный мужчина в темной кожаной форме оторвался от жестяной кружки с теплым напитком - немного мутным, что, впрочем, не мешало его пить.
- Да нет, опять убежал, зараза, - пожав плечами, безо всякого выражения ответил его сосед, одетый в такую же форму, размешивая в жиже растворимого кофе крупинки еще ощущавшегося сахара.
- Неужто он так быстро бегает, что ты не смог его догнать, Кейл? – после небольшой паузы, отхлебнув немного, отозвался первый мужчина. – Уж я-то ни в жизни в это не поверю!
- Да-а… - безнадежно протянул Кейл. – у ушастого ноги побыстрее моих будут. И к тому же, он не шастал, в отличие от меня, по скользкой крыше, Эйген.
- Ну, ты-то у нас всегда оправдание себе найдешь, - рассмеялся мужчина, убирая за ухо единственную длинную прядь светлых волос с крупной глянцево-черной бусиной. – Бутерброды будешь? Жена утром сделала, сказала, нас на работе даже не кормят нормально, – сменил тему Эйген, - Контролирует, – вздохнул мужчина. В воздухе ненадолго повисло облачко пара.
- Давай уж.
Эйген зашуршал целлофановым пакетом.
- Хорошая у тебя жена, друг, - доброжелательно произнес Кейл и, заложив руки за голову, откинулся на груду пустых ящиков за спиной, блаженно щурясь полуприкрытыми неяркими зелено-желтыми глазами на лучи тусклого солнца, просвечивающие сквозь дыру в стене дома.
Эйген улыбнулся соседу и, присев на ящик напротив, надел наушники, чуть-чуть кивая головой в такт музыке в ушах, передаваемой по радио. И его ничуть не волновали частые хрипы и шипение транслируемой передачи, раньше так раздражавшие слух.


_______


Серые дома трущоб все не желали кончаться. Утреннее солнце незаметно сменило луну, и на улицах стало чуть светлее.
Правда, обведенные бледным золотом солнечных лучей большие облака на горизонте не внушали особого доверия. Но даже при сильном ветре есть возможность насладиться хотя бы каким-то теплом еще, по крайней мере, пару часов.
Забывшись, мальчик остановился, подставив лицо свету, и глубоко вдохнул, наслаждаясь свежестью утра. И без того небольшое количество воздуха в легких сжалось, заставив мальчика согнуться пополам в приступе кашля.
Капюшон от порыва резкого холодного ветра слетел с волос за спину. От ледяного воздуха снова закололо в легких. Длинные темные пряди повисли вдоль сжавшегося тела мальчика едва ли не до колена, показав еще шесть тонких косичек, четыре из которых оказались золотисто-белыми, а кошачьи светло-серые уши на голове мальчика прижались к волосам, чуть-чуть подергивая кончиками в такт кашлю мутанта.
Справившись с неравномерным дыханием, мальчик чихнул, отчего выпрямившиеся ушки смешно дернулись. Мутант быстро, воровато оглядевшись по сторонам, набросил капюшон и побрел дальше.
Неяркие, темно-коричневого цвета сапоги до середины были в потеках застывшей грязи, делавшей их местами почти под цвет плаща – тусклого пыльного оттенка.
Хотелось попить чего-нибудь горячего, например, чая, и еще, совсем немного, – закурить. Где-то пахло растопленным шоколадом – запах ощущался хорошо, даже как-то четко. Значит, в одном из ближних домов.
Мальчик осторожно потянул носом – хотелось ощутить запах еще раз, но без резкого удара в легкие. К запаху шоколада примешался еще и оттенок ванили, сделавший запах чрезмерно приторным.
- Хоуэлл! – окликнули мутанта откуда-то справа. Светлый силуэт в выцветшей, но оттого не менее приятного оттенка бледно-бирюзовой шали обернулся знакомой девушкой, сидящей на бортике балкона первого этажа. – Чем обязана встрече с тобой?
- Мне нужно жилье, - медленно проговорил мальчик. – И не могла бы ты так не кричать, Мартина?
- Мммм… Да, конечно. Знаешь, с жильем я могу помочь, - девушка задумчиво закусила губу. – Но… Жить ты будешь не у меня. Может быть, погостишь до сегодняшнего вечера, пока я не договорюсь. У тебя деньги есть?
- Немного.
- Отлично. Значит, добраться в нужное место для тебя не составит труда. А сейчас проходи, - знакомая Хоуэлла взмахнула кистью руки в сторону комнаты за спиной и склонила голову набок, задумчиво созерцая мальчика. – Тебе бы чего-нибудь горячего, - вынесла вердикт Мартина, приподнимая в руке чашку с чаем. – Сейчас налью.
Приветливо улыбающееся лицо девушки встретило Хоуэлла в коридоре. В обеих руках она держала по широкой цветастой чашке с геометрическим орнаментом.
- Вот. Тебе – шоколад. Ты ведь его любишь, верно?
- Угу, - мутант уткнулся в широкую чашку, вдыхая теплый пар.
- Вот и я так думаю. Все дети любят сладости, - беспечно добавила Мартина.
- Мартина! – оторвавшись от чашки, рявкнул Хоуэлл.

_______


- Он, пожалуй, немного странный, - продолжила Мартина. Девушка задумчиво ткнула ложечкой в креманку с аккуратными шариками ванильного мороженного. Крошки горького шоколада обрушились на дно сосуда, потонув в белой массе растаявшего десерта. – Но в нем нет ничего плохого. Хоуэлл… даже милый.
Собеседник девушки фыркнул.
- Хм? Неужели?
- Дайна, пожалуйста, не делай такую презрительную гримасу.
Мальчик снова фыркнул, тряхнув головой, и подался вперед, установив локти на столе. Рыжие волосы, смешиваясь с блестяще-серебристыми прядями, беспорядочно переплетались между собой и от движения Дайны упали из-за ушей, неряшливыми прядями-перьями повиснув вдоль лица. Короткая, чуть ниже плеч коса с пушистым, напоминающим пышную кисточку кончиком, увенчанным темно-серой ленточкой вместо резинки, соскользнула с плеча за спину, мазнув по лопаткам.
Черный обтягивающий рукав на правой руке сужался к запястью, заканчиваясь с широкой манжетой. Левая же рука была затянута почти таким же атласным темно-лиловым рукавом. В промежутке между предплечьем и локтем обе части рукава скреплялись с внутренней и внешней стороны руки парными ремешками. Поверх черного рукава болтался посеребренный браслет, украшенный многочисленными брелоками.
- И нравиться же тебе носить такие вещи, - поморщилась Мартина.
- А по-моему, вовсе не плохо, - мальчик наклонился, положив подбородок на сложенные руки, и уставился на девушку из-под густых ресниц.
- Насколько я понимаю, это вообще женская вещь. Не так ли?
- Ну… Да, - признался Дайна. – А что здесь такого?
Мартина вздохнула, положила ложечку на скатерть и заглянула в серо-зеленые, с легкой золотинкой глаза собеседника.
- Так ты возьмешь его?
- Хм… - Дайна задумался. - Пожалуй, да, – помедлив, добавил он.
- Что ж, тогда пока. Спасибо за мороженное! – девушка наградила Дайну лучезарной улыбкой.
- Погоди, - вдруг вспомнив, мальчик поднял голову с рук. Снова звякнули брелоки. – Ты же терпеть не можешь ваниль!
- Ну да. Но я решила, что любая ваниль от ее любителя уж точно лучше, чем оправдываться перед Хоуэллом, – девушка проказливо подмигнула, быстро набрасывая на плечи куртку. – До встречи!
Дайна немного помолчал, размешивая полосатой бело-синей трубочкой коктейль.
- До скорой встречи, Мартина… - вслед вышедшей девушке произнес мальчик.


_______


- Эммм… Хоуэлл? – Дайна уперся рукой в косяк двери, спиной прислонившись к противоположному, мельком оглядел лестничную клетку, задержав взгляд на потрепанном плаще мальчика и углубился в созерцание своих ногтей, изредка работая пилочкой. – Я ведь прав? – Дайна вскинул голову, вновь уставившись на мутанта.
Хоуэлл кивнул, с интересом разглядывая собеседника. У черной футболки со смайлом в центре были разные рукава. Один - короткий, как у майки, второй – чуть выше локтя, облегающий.
Длинные темные брюки, складками собиравшиеся возле босых пят, не имели карманов, и поэтому на поясе висел футлярчик-карман. Из него выглядывали стальные колечки ножниц, пучок маленьких разноцветных резиночек для волос, пинцет и еще несколько пилок.
Распущенные рыже-серебристые волосы имели весьма неряшливый вид и растрепанными прядками спадали на плечи, а особенно назойливо лезущие в лицо пряди были подхвачены узкими заколками-«невидимками».
- Ну, тогда проходь, - Дайна посторонился, пропуская мальчика, затем захлопнул дверь, сунув пилку в футляр. – Давай, иди дальше, по коридору, - бросил он через плечо нерешительно замершему Хоуэллу. Получилось довольно громко, похоже на окрик, как Дайна и хотел. Пальцы быстро провернули ключ в двери, вдавив его в щель замка. – Пошли-пошли, - мальчик обернулся, не прекращая движения, опустил ладони на плечи мутанта и мягко подтолкнул вперед, в проход коридора. – Эй, да сними ты его уже! – Дайна вскинул одну из рук и потянул за капюшон вниз.
- Мммм, нет! – пробурчал Хоуэлл, хватаясь за края ткани.
- Хоуэлл! – угрожающе начал Дайна, по одному аккуратно отцепляя пальцы мальчика. - Да не упрямься же! – в сердцах воскликнул мальчик.
- Ну… Ладно, - неожиданно сдался собеседник.
Мутант опустил капюшон на плечи и чуть-чуть склонил голову, скрыв глаза в тени челки.
Дайна не отпрянул, лишь едва заметно вздрогнул. Потом подошел ближе, осторожно снял плащ. Длинные полы хлестнули по полу, обнажив затянутое в сетчатую футболку тощее тело мутанта, но мальчика интересовало не это.
Дайна коснулся слегка встрепанного пушистого светло-серого хвоста с «лисьим» бежево-белым кончиком.
- Так ты…
- Да, - мрачно и очень тихо проговорил Хоуэлл. Мутант протянул руку, собираясь забрать у Дайны верхнюю одежду, но вернул ладонь на место, передумав.
- А лет-то тебе сколько?
- Пятнадцать с… - мальчик обернулся, оглядев хвост, – с небольшим хвостиком. Неделя прошла.
Дайна вдруг улыбнулся, ободряюще похлопав Хоуэлла по плечу.
- Что ж, добро пожаловать.

_______


- Эй, Кейл, - негромко позвал Эйген. – Кейл! – уже громче повторил мужчина, прикоснувшись к плечу задремавшего напарника.
- В чем дело? – Кейл, даже не вздрогнув, плавно поднял веки, будто и не спал вовсе. – Что еще?
- Вон там. Твой? – Эйген указал на конец переулка, где маячил чей-то силуэт с бумажными пакетами в руках, и тут же выругался: между пальцев снова стрельнула давняя боль.
- А я почем знаю? Отсюда не видно, - пробурчал мужчина. - Ладно, идем, - Кейл подхватил прислоненное к ящикам огнестрельное оружие, и, опершись о приклад, быстро поднялся на ноги.
Мужчины неспешно двинулись вдоль переулка по пыльной дороге, свернув за поворот. Кейл – негромко прищелкивая языком, Эйген – разминая от запястья больную руку.
Силуэт резко обернулся через плечо, отчего слетел широкополый капюшон. Затянутая беспалой перчаткой рука мальчика ухватилась за его край, быстро набросив на голову, однако один из мужчин успел разглядеть серые треугольнички кошачьих ушей. Вторая рука Хоуэлла продолжала прижимать к груди слегка смятый бумажный пакет.
- Угадал, Эйген, - повернув лицо к напарнику, сообщил Кейл. На губах замерло некоторое выражение иронии. – Держи.
- Мне-то зачем? Твое ведь, - Эйген несколько удивленно воззрился на напарника, коим в руки мужчины было небрежно переброшено продолговатое, напоминающее ружье одноствольное оружие.
- Ты лучше стреляешь, - лаконично пояснил напарнику мужчина. Эйген приподнял правую бровь, но возражать не стал.
Мутант ускорил шаг, быстро свернув за угол нового поворота.
Мужчины последовали за ним, стараясь не отстать от мальчика и придерживаясь на одном уровне в узком переулке. Попытки Кейла, прижатого широкоплечим напарником к стене не касаться сыпкой штукатурки, с поражением провалились. Правая рука от плеча до локтя была усеяна белой меловой пылью.
- Вот ведь черт, - прошелестел Кейл. Его фигура, вдруг с необычайной легкостью отодвинув напарника с дороги, скользнула вдоль переулка.
Переулок заканчивался тупиком, ограниченным металлическим плетением полутораметровой сетки. Ближе к верху, в левой части забора была широкая дыра с рваными краями.
Хоуэлл несколько секунд прибывал в замешательстве, пытаясь поймать некстати выскользнувший из рук пакет за ручки, но стоило
Кейлу выскочить из-за поворота, как мальчик перешел к действию. Мутант взял ручки уже пойманного пакета в зубы, поудобнее перехватил спешно снятый плащ, сдвинув его на плечо, и легко вспрыгнул на ограждение, быстро перехватывая пальцами все новые колечки.
- Вот дьяволенок, - пробормотал Кейл.
- Что за… - Эйген, выскочивший из-за угла, замер и невольно опустил оружие. Его взгляд был направлен на Хоуэлла, точнее – на уши и хвост, теперь не скрытые верхней одеждой.
Кейл негромко зарычал, когда небольшая фигурка с цепкими пальчиками достигла разрыва. Мужчина склонился к сапогу, вытянув из голенища небольшой укороченный нож.
Едва слышно свистнул, рассекая воздух, крошечный зазубренный клинок.


Глава 2

Огромные алые тучи сошлись в небе, скрыв тусклое солнце. Негромко громыхнуло вслед искристо-серебряной змеистой молнии, на считанные мгновения явившейся на месте пересечения облаков.
Прозрачно-серые ледяные капли тихонько зашуршали, перекликаясь между собой, шепчась с асфальтом и серой пылью.
Хоуэлл привалился к стене, издав чуть слышный хрип. Тонкая футболка медленно пропитывалась кровью и дождем, обдавая тело вкрадчивым холодком, а темное пятно с неровными краями расходилось от узкой прорези на правом боку и уже добралось до груди, заставляя мальчика все чаще кашлять, но уже отнюдь не от испорченного воздуха. Капюшон плаща был наброшен на голову, скрывая уши и завешивая хлестающим по спине подолом хвост, однако надевать его мутант не стал, лишь следя, чтобы край плаща не касался раненного бока. Правой рукой мальчик придерживал складку ткани возле капюшона, дабы верхняя одежда не соскальзывала с узких плеч.
Мальчик прикоснулся к боку свободной, левой рукой, попытавшись перекрыть выход крови, и зашипел, склонившись к стене.
Легкие сжались, и Хоуэлл снова зашелся в кашле, однако побрел дальше, едва касаясь мокрыми кончиками пальцев стены. Дождь грубой влажно-холодной материей обволакивал запачканную руку. Вдоль стены, отмеченной минутным прикосновением мутанта, протянулся кровавый след.
Под плотными подошвами шнурованных сапог тихо, в такт неравномерным шагам, хлюпала грязь. Стена кончилась, и мальчик запнулся, уже выбросив вперед руку.
Невиденье разноцветными пятнами сползлось от уголков глаз, покрыв мраком все вокруг. Мутант чуть-чуть подался вперед и рухнул на колени, уперевшись подушечками пальцев в мокрый асфальт.
Минутное головокружение прошло, уступая место новому ощущению.
Левый бок от низа живота вдоль ребер полоснула, пронзая раскаленными иглами, резкая боль, вынудив мальчика склониться к самой земле.
Невыносимо захотелось распластаться на асфальте и взвыть, дав боку пару мгновений отдохнуть в ледяной воде, но приходилось делать нечто совершенно иное.
А именно: заставлять непокорное, скорчившееся тело подчиниться, с трудом оторвавшись от поверхности, и встать если не в полный рост, то хотя бы ссутулившись.
Хоуэлл отстранился от мокрой поверхности, приподнимаясь на подрагивающих выпрямленных руках, но тут же обрушился обратно.
Надо. Гадкое слово, однако, помогающее справиться с болью.
Непослушные пальцы снова заскребли по асфальту, находя и цепляясь за опору. Мальчик, невесть как придерживаясь за шершаво-пористую поверхность бетонной стены, встал. Тело качнулось вправо, но мутант устоял на ногах, лишь впившись тонкими пальцами в шероховатое покрытие.
С другой стороны улицы на выходящего из переулка мальчика изумленно смотрели редкие прохожие под непромокаемыми зонтами. Одиннадцатилетняя девочка, шествующая под прикрытием зонта впередиидущей женщины, на секунду остановилась, разглядывая Хоуэлла и быстро возникающую под подошвами его сапог лужу крови. Зашаркали кроссовки. Из-под шерстяного капюшона безрукавой кофточки выглядывали кончики взлохмаченных прядей светло-каштанового оттенка и чистое, влажное от дождя заостренное личико с чуть вздернутым носиком и глубокими темно-синими глазами. Видимо, прибилась к ходячему укрытию девочка далеко не сразу. Она являлась одной из множества бродяжек, скитающихся по пустынным улицам полуразрушенных Жилых Кварталов. На девочке были шорты из неприглядной, но прочной серой материи. Их края были подвернуты, оголяя ноги чуть выше колена. Колени закрывали все еще белые, лишь слегка измятые и собирающиеся складками гольфы. Девочка еще с минуту постояла, а затем бросилась догонять женщину с зонтом.
Мутант не слишком хорошо знал местных, однако эта девочка показалась ему знакомой. Как же ее? Эйлойн, кажется…
Мальчик, проводив маленькую прохожую взглядом, двинулся дальше.
Через два десятка неверных шагов Хоуэлл остановился у лестницы и опустился на колени подле ступень, пытаясь унять кашель. Воздух в груди вдруг разом пропал, прервав и без того хриплое дыхание, полустоном слетавшее с губ. На асфальт коротко плеснуло темно-алой жидкостью. Мутант устало вытер кровь с лица холодными костяшками пальцев и прижался виском к стальным перилам, уткнувшись подбородком в колени.
Немного отпустило, а может, Хоуэлл уже успел свыкнуться с болью.
Химера резко поднялся, заставив забранные за уши пряди мазнуть по асфальту. От мимолетного прикосновения к размытым дождем каплям-потекам крови кончики волос окрасились бледно-розовым.
Мутант снова захрипел, вцепился в ручку двери и толкнул, попросту навалившись на металлическое покрытие всем телом.
Угол ступени резко вонзился в ладонь. Хоуэлл не сразу понял, что все же не удержал равновесие.
Мальчик рывком ухватился за перила и быстро зашагал вверх, тихонько застонав от боли в боку. Через несколько пролетов Хоуэлл едва снова не упал, но до нужной квартиры оставались считанные шаги.
Мутант с явным огорчением осмотрел все-таки испачканный кровью и пылью-грязью плащ, в некоторых местах изорванный, и отрешенно подумал, что теперь-то его точно придется постирать. И подлатать. Края раны отчего-то заметно расползлись, и потому кровотечение не прекращалось. Хоуэлл теперь уже вполне отчетливо ощутил явную слабость.
Волосы тоже находились в отнюдь не порядочном состоянии: все без исключения пряди промокли от дождя, даже те, что были скрыты капюшоном. Косицы же лишь слегка взлохматились.
Мальчик всунул тощие лапки в рукава и плотно запахнулся в ткань, стараясь прикрыть локтем выпачканные участки плаща. Вряд ли Дайне понравится перспектива раненого мальчишки, но придется ему потерпеть.
Химера с бесспорным облегчением уткнулся плечом в дверь и несколько раз постучал по металлическому покрытию. Звонить он не стал: навряд ли разболевшаяся от кровопотери голова не заставит его рухнуть без сознания прямо перед дверью, в двух шагах от временного приюта, и проверять свою теорию Хоуэллу нисколько не хотелось.
- Да? – Дайна без малейшего намека на предосторожность распахнул дверь. Крайне беспечное или слишком самоуверенное поведение. Однако уставься ему в лицо дуло пистолета, он, верно, и бровью бы не повел. Или чрезвычайно бы удивился, что грузное тело Эйгена падает всего-то с одного удара ноги. Под ребра. – У тебя же вроде бы есть ключ, кис? – сомневаясь в собственной памяти, мальчик замешкался. Именовать мутанта «кисом» ему приспичило как раз перед тем, как отправить химеру за покупками. Хоуэллу это не слишком нравилось, однако обижаться на кличку было смешно и попросту глупо. – Кис? Что-то не так? Эй-эй-эй, Хоуэлл! – Дайна заволновался. Хоуэлл не только не ответил, но и, как стоял полубоком, так и обрушился на пол, если бы не своевременно подставленные Дайновы ладони. Последняя его фраза относилась именно к падающему химере.

_______


Скрипнула входная дверь заведения. Всегда распахнутая, сегодня она была закрыта, однако это ровным счетом ничего не значило – снаружи было хорошо видно болтавшуюся за стеклом табличку «Открыто» - и, скорее всего, было связано лишь с плохой погодой.
Грузный мужчина в темной облегающей одежде с выбритыми висками и единственно-длинной светлой прядью длинной до плеча, увенчанной бусиной, ввалился в комнату и придержал дверь, впуская напарника. На Кейле, в отличие от партнера, был надет дождевик – полиэтиленовый плащ-пончо, являвшийся частью униформы, однако русые волосы до подбородка, лежавшие широкими и неестественно прямыми прядями вдоль головы, были, как и у спутника, мокрыми. Кейл наградил напарника ехидным взглядом прищуренных желто-зеленых глаз.
После холода и сырости в заведении казалось на удивление тепло. В баре почти не было людей, лишь за дальним столиком ютился какой-то человек. Его лицо было скрыто поднятым воротом, и мужчина слегка покачивался, видно, задремав под почти не слышный внутри здания шелест дождя.
- Пива, пожалуйста, - бросил Эйген бармену, устало опускаясь на барный стул. Зазвенели монетки, кинутые на стойку, с золотистой пряди капнуло на черную гладь. Бармен дождался, когда кончит вращаться на гладкой поверхности последняя брошенная монета и сгреб деньги в ладонь, аккуратно пересыпав в кассу. Настроение Эйгена вполне соответствовало погоде снаружи – на душе было серо и как-то гадко. Однако напарник его чувств не разделял. – Еще раз, - мужчина утомленно ссутулился и уставился в полированную гладь стойки.
- Да хватит уже, Эйген, - наконец промолвил Кейл, подвинул к себе стакан с золотистой прозрачной жидкостью, предназначавшийся напарнику и сделал маленький глоток.
- Кто бы говорил, - не к месту пробурчал в ответ мужчина, теперь и вовсе растеряв свое прежнее дружелюбие, и который уже раз нахмурился.
Кейл же, уже являя собой выражение полного умиротворения, пожал плечами и, на четверть опустошив стакан, едва слышно попросил бармена:
- Сделайте погромче, будьте добры.
Молчаливый пепельноволосый мальчик в сером, стоявший за стойкой, кивнул, прокрутив на несколько черточек регулятор звука. Неразборчивое бормотание, доносящееся из динамика радио, стало чуть громче, а после сменилось незатейливой мелодией с четким ритмом. Мужчина улыбнулся и, заложив руки за голову, откинулся на спинку стула.
- Господи, Эйген, что ты беспокоишься? – Кейл окончательно согрелся и был настроен миролюбиво, а потому хотел, чтобы у партнера тоже было хорошее настроение. – Неужто из-за ушастого? А? – мужчина качнулся вперед, заглядывая в, как показалось Кейлу, изменившееся лицо напарника.
- Да ну тебя, - отмахнулся Эйген. – Просто я и не думал, что у него и в самом деле… - бармен на секунду замер, а затем снова принялся ополаскивать стакан, отданный Кейлом. - …ушки.

_______


Дайна, сидя на корточках, чуть-чуть приподнялся и мягко прикоснулся кончиками пальцев к плечам Хоуэлла, затем обвил ладонями предплечья, аккуратно и вместе с тем осторожно тряхнув.
Мутант вздрогнул и опустил взгляд на мальчика. Вопреки обычаю, на лицо не упало нечто вроде косиц или прядей, и химера с некоторым удивлением обнаружил у себя за спиной сноровисто и несколько неряшливо заплетенную из сочетания бледно-золотистых и черных прядей довольно свободную косу шириной в три-четыре пальца. Кончик закреплялся темно-серой полуатласной лентой с белым орнаментом. Дайна не то поленился, не то специально не стал расплетать девять тонких косиц, забрав их вместе с остальными волосами.
- Тяжелый ты, - проронил хозяин квартиры. Он отряхнул колени, выпрямляясь, и зачем-то вышел. Послышалось приглушенное звяканье: Дайна, видимо, отправился на кухню.
Хоуэлл осторожно повел плечами, испытывая непривычное чувство уюта и удовлетворения. До пояса его укрывало стеганое одеяло, закрывая часть бока. Бинты вокруг ребер были влажными и теплыми, однако кровотечение, кажется, все еще не остановилось – справа на тонкой ткани повязки расплывалось темное пятно в окружении еще нескольких меньшего размера.
У Дайны что-то снова брякнуло, и тот появился в дверях почти одновременно с этим звуком. В руке у него была зажата ручка жестяной кружки.
Мальчик зашагал к Хоуэллу и наклонился, поставив кружку на подлокотник раскладного кресла.
Плавным движением Дайна приподнял химеру за спину, другой рукой подложил подушку. Хоуэлл заметил у левой стенки приоткрытого «кармана» мальчика слегка смятую пачку сигарет. Дайна мягко опустил мутанта обратно, усаживая и замер перед ним, протягивая посуду:
- Выпей.
Химера осторожно взял ее в ладони. Руки обдало жаром - в кружке плескалась странная, напоминающая чай жидкость температуры кипятка. Мутант подозрительно принюхался, недоверчиво посмотрев на Дайну.
Мальчик некоторое время сохранял донельзя серьезное выражения лица, однако потом, не выдержав несчастного взгляда Хоуэлла, состроившего жалобно-обиженную гримасу, рассмеялся и опустил ладонь на волосы мальчишки, перебирая и взъерошивая забранные в косу темные пряди.
- Да пей, пей, не бойся, - Дайна убрал ладонь и скрестил руки на груди. – Это не яд.
Мутант осторожно коснулся губами края кружки. На вкус содержимое посуды сильно отдавало мятой, вероятно, являясь чем-то наподобие ее слегка разбавленного концентрата, однако пить «снадобье» вполне можно было.
Дайна расплылся в ехидной улыбке и едко добавил:
- Вроде бы…
Хоуэлл поперхнулся.
- …Вроде бы это - противоядие, - как ни в чем ни бывало, продолжил мальчик, - но теперь я уже ни в чем не уверен…
- А что так? – голос у мутанта был сиплый и тихий. В горле закололо. Причиной этого, вероятно, являлось длительное времяпровождение на улице в холодное время года без плаща.
- Давай-ка без сарказма, - нахмурился Дайна.
Химера усмехнулся и чихнул в ладонь. Меж пальцев закапало алым. Стеганое одеяло быстро усеивали темные тягучие капли, отчего холодные пальцы Хоуэлла смяли мелкими лучами-складками мягкую ткань одеяла. Мальчик негромко что-то пробормотал, резко вскидывая голову.

_______


Мягкие дымчато-серые сумерки прятались за пеленой отрывистой мороси. Сквозь синеватую мглу тускло сияли холодным светом размытые огни фонарей, укрепленных на серых грудах домов.
К вечеру посетителей кафе-бара стало значительно больше, и небольшой зал наполнился невнятным шумом.
- А я с женой поссорился, - меланхолично и абсолютно спокойно сообщил Эйген. Желание просто напиться прошло, в чем, вероятно, была и заслуга Кейла, всякий раз после второго-третьего заказа напарника уводивший стакан в свою сторону, а то и «сдававший» его обратно, в результате чего в голове осталось только что-то тихо шевелящееся и вызывающее особую охоту к разговорам.
- И из-за чего же? – осведомился Кейл. В голосе почему-то проскользнула не то насмешка, не то свойственная мужчине язвительность.
- Да так… - беседовать с партнером Эйгену резко расхотелось. – Из-за пустяка, - веско добавил он, намекая, что уж это Кейла никак не касается.
Не твое дело.
От алкоголя голова почему-то не опустела, а наоборот, будто наполнилась. В коротких фразах засквозило недоверие.
- Бывает, - пожал плечами Кейл и, уютно ссутулившись, устроил подбородок на сложенных руках, по-кошачьи полуприкрыв желто-зеленые глаза.
- Бывает, - согласился напарник. – А у тебя по-прежнему?
Кейл ограничился коротким кивком, чуть позже тихо добавив:
- Почти.
Вопреки обычаю, Эйген не заинтересовался и не принялся тормошить напарника на предмет подробностей, лишь уставился куда-то в стену.
- Ты что-то совсем не в настроении, - отметил напарник и уткнулся носом в отворот рукава, приятно пахнущий набравшейся сегодня пылью и почему-то - молоком.
- Есть немного, - неохотно отозвался Эйген.
- Поедим, может? – предложил Кейл.
- Если хочешь – ешь, а я не буду, - мужчина нахмурился, передернул плечами и развернулся лицом к залу.
В небольшом прямоугольном помещении царили мягкие сумерки, так как свет, вернее, - желтоватое свечение - исходило лишь от стен в промежутках окон с плоскими пластинами настенных ламп.
Столешницы были обтекаемо-круглыми, со словно бы глазированной, идеально ровной темной поверхностью с чуть заметными вкраплениями тусклой белизны – абсолютно такой же, как у барной стойки, имитацией камня. Единственная ножка стола, представляющая собой четыре чугунных резных прута, была охвачена выполненным в том же стиле кольцом и заметно расширялась к столешнице. Устойчивость ножке придавали закругления чугунных прутьев.
Столешницы были украшены небольшими скромными букетами и предусмотрительно установленными в подставку бумажными салфетками с любопытным орнаментом.
Стулья имели явное сходство со столиками, однако обладали не слишком удобными, но интересными в своем исполнении спинками и мягкими сидениями.
Длинные, высотой во всю стену окна, были весьма изящно вплетены в обстановку при помощи тяжелых складчатых драпировок, однако большинство посетителей «вписать» в стилистику заведения было решительно невозможно: спортивные костюмы, джинсы, кожаные куртки и странноватые футболки разбавлялись лишь парой вечерних платьев и костюмов.
Аккуратные полки с ровными рядами бутылок наскучили Эйгену, посетители шумного зала не представляли особого интереса, и потому мужчина соскользнул со стула, двинувшись к выходу и старательно огибая столики, чтобы не нарушать идиллическое настроение отдыхающих и не раздражать персонал.
- Постой, Эйген! – от оклика мужчина остановился в дверях, коротко глянул через плечо. Кейл легко соскочил с сидения, заставив табурет чуть покачнуться, и быстро зашагал к напарнику. – Погоди. Я провожу, - Кейл улыбнулся, чуть виновато и как-то по-детски качнув головой, отчего в прошлом влажные, да так и застывшие мягкие пряди сползли набок, бросая удлиненную освещением тень на лицо. – У тебя жена ведь.

_______


Мартина в который уже раз ударила кулаком в металлическую поверхность. Звук получился глухим и неясным, однако достаточно громким, чтобы его наконец услышали обитатели квартиры, коих девушка и собиралась посетить.
За дверью что-то зашелестело, мягко щелкнуло, приглушенно брякнул железный жетон, болтавшийся на ключе.
- Да? – лениво осведомился Дайна. – Хоуэлл, это к тебе! Мартина! – через плечо крикнул мальчик, широко распахивая дверь и чуть сторонясь. – Проходи. Сапоги можешь не снимать.
Свет, в первое мгновение ослепивший Мартину, был по-домашнему теплым, в отличие от имеющихся сейчас во многих заведениях Верхнего Города холодных лам дневного света.
Полоса от старенькой электрической лампочки в гофрированном стеклянном плафоне круглой формы, на мгновение застыв на лестничной клетке, скользнула внутрь.
Черную лакированную обувь девушка все-таки сняла, аккуратно пристроив полусапожки возле косяка, а вот освобождаться от куртки не стала, лишь расстегнув молнию и набросив на плечи наподобие медицинского халата – Мартина, принадлежавшая к вечно замерзающим людям, зябко ежилась даже в теплой квартире.
Прихожая была не слишком велика и имела форму идеального квадрата. Высокий мохнатый пуф располагался напротив деревянных полочек для обуви, где сиротливо примостилась всего-навсего одна пара кроссовок, не слишком подходящих по сезону. Над полочками аккуратным рядом пристроились металлические крюки. Плаща Хоуэлла там не было – видимо, хоть кто-то решил его выстирать и зашить.
Одну из стен, чуть дальше вешалок, занимало большое зеркало-триптих, удачно пристроенное над секретером со множеством ящиков, поверхность которого, конечно же, была занята художественным, но расфасованным беспорядком, в который включались пара книг, лежащих на краю, тройка невскрытых пачек бумажных платочков сверху, скрепки, аккуратно собранные возле подставки, где покоились несколько карандашей и ручек и складная линейка, вонзенная раскладным концом вниз.
Дайна юркнул вглубь коридора и, столь же неожиданно «вынырнув», всучил девушке плед. Ткань была вполне стандартной для подобных изделий – невнятно-карминная с чуть сероватым отливом, в крупную клетку, однако вечно свалявшаяся даже у новых одеял шерстяная гладь была на удивление мягкой.
- Отнеси Хоуэллу.
Мартина кивнула, и, приобняв сложенный плед, шагнула в комнату.
Гостиная, где прежде девушка не раз бывала, сегодня казалась на удивление обжитой – обычно царившая здесь почти идеальная чистота теперь нарушалась легким хаосом, подразумевающим под собой полностью захламленный стол и раздвинутое раскладное кресло.
Почти новые обои мягкого, чуть коричневатого оттенка бежа с золотистым геометрическим орнаментом матово блестели в неярком свете настольной лампы. Мягкий ковер с высоким ворсом, столь любимым Дайной, тоже был заставлен слишком уж относительно устойчивыми конструкциями.
По-осеннему неяркий дневной свет бесформенной массой струился по подоконнику и редкими едва золотистыми лучами складывался в узор-паутинку, через мгновение исчезнув.
Мальчик, по пояс укутанный в одеяло, глухо закашлялся и слишком поспешно сел, сминая тонкими и едва ли не полупрозрачными пальцами простыни.
Мартина прошествовала к креслу, осторожно обходя временные завалы на полу и, расправив плед, укрыла Хоуэлла поверх одеяла. Жестом фокусника извлеченную из-за спины коробку конфет она устроила на коленях у мутанта и присела рядышком на край постели.
Коробочка была маленькой и аккуратной, под стать Мартине, и представляла собой чуть расширяющийся кверху куб, увенчанный крошечным рыжим бантиком с длинными язычками-лучинками внизу.
Хоуэлл картинно захлопал в ладоши, просветлев отточенным личиком, однако даже прикоснуться к подарку не успел: Мартина неожиданно прижала мальчика к себе.
- Хоуэлл, я так рада!..
- Мар… Мартина, - простужено прохрипел наконец Хоуэлл, закашлявшись в кофту девушки.
- Мартина, – негромко произнес Дайна, невесть когда успевший прийти в комнату, – остав


Последний раз редактировалось: Raienn (Пт 29 Июл 2011, 19:11), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Опубликовать эту запись на: diggdeliciousredditstumbleuponslashdotyahoogooglelive

Безымянные главы: полностью :: Комментарии

avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пт 29 Июл 2011, 19:04 автор Raienn

18 822 символа без пробелов

Глава 3

Небольшой электрический чайник цвета серебристой стали дрогнул, отдавшись встревоженным дребезжанием, и выпустил маленькое облачко обжигающего пара.
Дайна с небрежной поспешностью раскидал чашки, в ответ на что те жалобно звякнули, и плеснул заварки, вопросительно взглянув на девушку.
- Тебе покрепче?
- Без разницы, - Мартина неопределенно повела плечами и наконец отпустила ворот куртки, позволил верхней одежде сползти с оных на спинку стула.
- Значит, покрепче.
В комнате было удушающее тепло, и потому Дайна даже подхватил волосы, забрав пряди в хвост, и приоткрыл дверь в гостиную.
Окна крохотной кухни покрылись непрозрачной дымкой с мелкой россыпью миниатюрных капель-искр.
- В общем-то, все сложилось довольно удачно, - мальчик приподнял чайник, наполнив чашку сначала Мартине, а затем себе.
Сосуд, жидкость в котором все еще шипела, изредка выбрасывая крошечные брызги, Дайна держал высоко, и потому в чашке вместе с уровнем воды стремительно поднималась плотная пена.
- Удачно?! – вскипела девушка, в запале вскакивая. Посуда на столе снова брякнула. Из чашки выплеснулся чай, окатив кусочек белой клеенчатой скатерти и половину блюдца кипятком. – Да… - договорить Мартина не сумела – мальчик, поспешно приземливший чайник на подставку, резко нырнул за ее спину и приложил палец к губам девушки.
- Во-первых, - не кричи, а во-вторых, - да, удачно, - хозяин квартиры убрал ладонь и сел на место, подвинув к гостье вазочку с конфетами, едва уловимо пахнущими корицей. – Хоуэлл не умер по дороге, он всего-навсего простудился и немного… ранен.
- Всего-навсего? – уже шепотом гневно отозвалась Мартина, нервно затеребив шуршащую матово-золотую обертку круглой конфеты.
- У него в крови был яд, - Дайна выдержал паузу, – что меня, естественно, не очень-то порадовало. Знаешь, столько возни со всякими этими скляночками, пробирками, - пожаловался мальчик. - Если я правильно думаю - роль играла отнюдь не обширность раны, а непосредственно заражение. О названии яда - понятия не имею, однако из-за него кровь не сворачивается, не давая ране затянуться, и более того, расширяет края. Скорость увеличения раны зависит от организма, - зевнув, кончил Дайна. - А теперь самое главное: мороженное! – куда более бодро объявил мальчик, склоняясь к холодильнику.
- Мне иногда кажется, будто я общаюсь не с взрослым человеком, а с ребенком, Дайна! – укоризненно заметила Мартина.
- А я и есть подросток. И решительно не понимаю, что уж там Хоуэлл от всего этого отмахивается. Ей-богу, это же…
- Вот об этом я и говорю. И никакого перехода между серьезностью и ребячеством! – прервала тираду мальчика Мартина. - Тебе двадцать один год, Дайна. Двадцать один!
- Неужели? – мальчик столь комично изобразил растерянное изумление, что девушка едва не выронила чашку. – Не знал, не знал.
Несколько минут Мартина тряслась от беззвучного смеха, в то время как Дайна продолжал расправляться с десертом.
- Смотри-ка, опять дождь пошел, - заметила Мартина. – Теперь не поработать. Ничего, вот кончится… - девушка снова подтянула куртку за плечо, сунула ладони в рукава и вздернула молнию. – Слушай, а ты не заболеешь – так мороженное есть?
- Нет, ничего страшного. Может, останешься? – предложил мальчик.
- Может, и останусь, - в тон ему расплывчато протянула Мартина.

_______


Небо чуть прояснилось, обнажив за толщей дымчатых облаков плавно тускнеющее к горизонту светло-аквамариновое, совсем неяркое небо. Почти зимнее солнце распыленным узором высвечивало ступени небольшого крыльца, с одной стороны огражденного мозаичной стеной с полукруглой крышей. К бетонному фундаменту площадки перед входом, оплетая мешающие перила, тянулись узловатые пальцы старой сирени.
Кейл качнулся с носков на пальцы и глянул через плечо. Тяжелая дверь ржаво-кирпичного цвета была по-прежнему закрыта, и длительное ожидание приятеля даже трудновозмутимому мужчине начинало докучать, несмотря на временно заинтересовавший его свет на крыльце.
Форменный плащ поверх темной одежды сменился привычной Кейлу курткой. Верхняя одежда была уже изрядно потрепана, и ее аспидный цвет сменился куда более тусклым серым. Сгибы возле швов приобрели теплый оттенок чуть желтоватого сгущенного молока.
Неопределенного цвета джинсы, относительно недавно купленные, подметали не в меру длинными полами влажный пол возле ступень и до середины закрывали ступни в кроссовках.
Мужчина поднял ворот до уровня подбородка и поправил ершистые пряди, укрыв их кончики в тепле куртки.
Раздался стук подошв.
- Привет! – послышалось слева от уха.
Кейл протяжно вздохнул и приподнял плечи, тщетно пытаясь согреться.
- Ну, привет, - мужчина обернулся, окинув напарника оценивающим взглядом и, убедившись в присутствии длинной золотисто-песочной пряди, которую Эйген давно уже грозился отрезать, успокоился и отвернулся, зашагав вниз по ступеням.
- Кейл, ну-ка глянь на меня, - неожиданно попросил Эйген.
Мужчина резко развернулся, раздраженно блеснув серебристыми радужками.
- У тебя ж глаза вроде другие, нет? Вчера желто-зеленые были, - Эйген прищурился, то ли вглядываясь, то ли жмурясь от показавшегося солнца.
- Были, - мирно согласился Кейл. С приходом света мужчина расслабился, обретя обычное благодушие, и поспешил сгладить оплошность. - К твоему сведению, цвет глаз у всех меняется. Кроме тебя, - Кейл облизнул губы, что вполне можно было расценивать за подражание детской привычке.
- Язва, - коротко констатировал напарник, сопроводив свое высказывание прерывистым выдохом – холод, несмотря на солнце, понемногу усиливался, заледенелой перчаткой ветра касаясь лица и рук.
Кейл подышал на ладони и, в один скачок преодолев все пять ступеней, спрыгнул на асфальтовую дорожку. Эйген, помедлив, спустился следом, одной ногой проваливаясь в вялую траву газона.
Пористая поверхность дорожки едва слышно похрустывала под ногами в такт шагам обоих мужчин. Прямоугольные громады домов, некоторые частично разрушенные, неспешно сменялись другими.
- Ты, кажется, зайти куда-то хотел? – «ненавязчиво» напомнил Кейл.
- Да. Подождешь? – Эйген вопрошающе уставился на напарника, замерев посреди дорожки, а затем возобновил шаг.
- Подожду, - кивнул напарник, едва удержав при себе ехидное «а со мной тебя не пустят?».
- Вот и славно, - мужчина тронул Кейла за плечо, останавливая на тротуаре перед небольшим одноэтажным магазином с маленькими витринами.
Крошечные участки перед ними были ограждены низкой чугунной изгородью и все еще радовали глаз клочками уцелевших растений. Меж бортиков возвышалась бетонная лестница. От приоткрывшейся деревянной двери, покрытой толстым слоем лака, потянуло выпечкой и чаем.
Шафранного цвета стены, совсем недавно окрашенные, тонули в обостренных светом тенях от оголевших стволов и переплетений ветвей.
Рыжеватая черепица тускло поблескивала в свете непогашенного фонаря, становясь более теплого тона и придавая всему зданию более уютный вид.
Кейл дождался, пока Эйген скроется в проеме, сунул руки в карманы, уселся на изгородь, установив ноги перекладиной ниже, и задумчиво вскинул светлые глаза к небу, напевая что-то детское, странно похожее на «London Bridge is Falling down».

_______


В гостинной было светло, и золотистые кусочки света витражным узором ложились на ворс ковра сквозь молочного цвета тюль, составленную ажурным переплетением нескольких видов кружева.
Со спинки кресла сполз угол простыни, обнажив за ней плотную материю тона мускатного ореха.
Хоуэлл поежился и, шурша одеялом, медленно сел. Коса разлохматилась, и перистые кончики волос, как и давно не стриженая челка, лезли в лицо. Бок уже почти не болел, лишь изредка разражаясь короткими всплесками жжения.
Мутант тронул почти чистые бинты, оказавшиеся сухими, и, завернувшись в стеганую материю, откинулся на подушки: Хоуэлл отчаянно мерз, тщетно вжимаясь в мягкую поверхность полотна.
В отдалении брякнул ключ.
- Мартина, пойдем. Мартина!
- Ну… - девушка явно нахмурилась. - Ладно-ладно, уже иду. Но если… - Мартина попыталась продолжить, однако готовая вот-вот выплеснуться тирада была прервана голосом собеседника:
- Мартина, идем, - занудно повторил Дайна, на этот раз, судя по звукам, бесцеремонно выталкивая девушку вон из комнаты.
Мартина протестующе заойкала, однако такое принятие мер ей ничуть не помогло.
- …айна! – с укором вскрикнула девушка. Раздался до комизма злорадный смех. Голос Мартины и негромкие шаги по бетонным ступеням, гулко отдающиеся в помещении из-за каблуков, стремительно удалялись, и после защелкивания замка стихли совсем.
Хоуэлл, тихонько посмеявшись, полежал еще несколько минут, прежде чем снова сел, заледеневшими пальцами одной из рук продолжая удерживать оба края плотного одеяла.
В бок снова стрельнуло, и химера, еще несколько секунд удерживавшийся в сидячем положении, повалился обратно, заходясь в хриплом кашле.
На словно бы лаковые волосы мягкими косыми отсветами ложились солнечные лучи. Мутант, разразившись негромким кошачьим шипением, в несколько рывков наклонился вперед, отчего пряди окончательно выскользнули из резинки и упругими полукольцами из-за высыхания в косе упали на плечи, и, положив руки на колени, неспешно сплел пальцы. Поза была странной и, пожалуй, слишком не естественно сутулой, однако пытаться сесть более приемлемо мутант не имел возможности.
Одна из рук скользнула под одеяло. Хоуэлл вытащил Дайнову пачку сигарет и откинул крышку коробки, задумчиво разглядывая содержимое. Потом вытащил одну и, повертев меж пальцев, с детским огорчением сунул обратно – поджечь ее было решительно нечем, а для того, чтобы «обнаружить» на кухне хотя бы плиту, необходимо было встать.
Химера свистяще вдохнул, едва заметно шевеля ноздрями. От кухни тянулся отчетливый запах кофе, которого Хоуэлл не любил, а если приходилось пить – то исключительно горячий и без сахара.
Мутант подался вперед, пытаясь встать, но после первого полушага равновесия не удержал и рухнул на ковер, уперевшись кончиками пальцев в ворс. Одеяло, упавшее следом, свесилось с одного плеча и сползло на пол, на сгибах образовав скопление множества складок.
Хоуэлл беспомощно дернулся от пронзившей бок боли, тут же скривившись злорадном оскале, и, с трудом встав на колени, продвинулся к косяку, с вожделением ухватившись за него по окончании маневра. Поле зрения на несколько мгновений сузилось. Мутант моргнул, пытаясь отогнать появившуюся радужную рябь.
- Ручка… Ручка… - пробормотал химера, безуспешно пытаясь прикоснуться к кухонной двери, чтобы после просто подтянуться, повиснув на упомянутой в лаконичном монологе. – Ручка, - уже куда более утвердительно прошептал мутант, наконец хватаясь за оную. Химера почувствовал, что бинты снова намокли.
Стул, чьи ножки ранее находились в столь утешающей близости, разом отодвинулся, боком прижимаясь к ребру столешницы.
- Черт бы тебя побрал, - с чувством сказал Хоуэлл, от души порадовавшись, что Мартины здесь нет.
Непрерывно кашляя в ладонь, мутант с размаху плюхнулся на стул. Добраться до находящегося всего в нескольких метрах предмета мебели оказалось едва ли не сложнее, чем доползти до Дайновой квартиры.
Теперь… Плита.
Хоуэлл приподнялся, не выпуская, однако, из пальцев спинку стула, довольно быстро уперся ладонями в металлическую поверхность плиты и испустил облегченный выдох.
Вентиль глухо щелкнул, заставляя тонкие язычки индигового пламени расползтись по краю горелки, чуть подергиваясь от неровного дыхания стоящего рядом мутанта.
Химера удовлетворенно засмеялся, поднося к губам неспешно чадящую сигарету.

_______


Солнце опять скрылось в глубинах неба, оставив вместо себя толщу непроницаемых туч-облаков, однако редкие полосы света все же падали на улицу, озаряя дома.
Уютное, несмотря на явную дешевизну обустройства, открытое кафе сейчас пустовало, если не считать трех посетителей - длинноволосого рыже-серебристого мальчика лет восемнадцати и приятной девушки за одним столиком, и другого, куда более странного клиента, примостившегося в дальних рядах.
Пластиковые стулья отзеркаливали все окружающее пространство, словно полированные, образуя вместе со столешницами крошечный глянцевый мирок, чуть омрачаемый голыми ветвями, периодически скользящими в отражениях.
- У-у-у-гу… - глубокомысленно протянула Мартина. – Посиди минутку. Да, так хорошо, - девушка тронула Дайну за лицо, заставляя принять нужное положение, и подняла со столика блокнот с плотными альбомными листами.
- Расчески не найдется? – аккуратно помещая подбородок на кисти поставленных с локтями на стол рук, осведомился мальчик.
- Сейчас-то она тебе зачем? – не поднимая глаз, поинтересовалась Мартина, продолжая накладывать штрихи. Рисовала девушка быстро, привычно выполняя хорошо знакомую работу, однако от такой скорости некоторые детали большинства рисунков напоминали размашистый росчерк пера. – Не тряси головой, - напомнила Мартина и рассерженно привстала, убирая рыжую прядь за ухо, нахмурилась.
- Чем она могла тебе помешать? – живо поинтересовался мальчик. - Ты смотришь куда угодно, только не на меня, - несколько обиженно добавил он. – И поэтому - ничем, - завершил свое высказывание Дайна и собрался было улыбнуться, но передумал и соизволил наконец осветить вниманием вопрос девушки: – Заранее. Знаю я тебя.
- Нет, смотрю. Причем довольно внимательно. Ага, и снова… - Мартина постепенно отвечала сперва на первую часть фразы, а затем на вторую, но договаривать не стала, предоставляя Дайне возможность заранее раскаяться.
- …И снова тебе придется снимать чьи-то рыжие лохмы со своей расчески, верно? Стряхнешь потом куда-нибудь.
- Ах ты… - девушка широко распахнула глаза, на мгновение ошалев от такой наглости и замерла, однако спустя несколько секунд полного безмолвия – Дайновского, самодовольного и сопровождающегося ухмылками, и Мартининого – донельзя ясно выражавшего возмущение, дополненное соответствующей гримасой - взяла себя в руки: - Перебивать, между прочим, отнюдь не вежливо. Думаю, тебе в твоем возрасте это должно быть известно.
- Ну и что? Можно подумать, мне восемьдесят пять, – мальчик откинулся назад, сложив руки на груди, и высунул кончик языка, всем видом показывая, что Мартинино высказывание – вовсе не аргумент. Для него, по крайней мере. – Кстати, как ты умудряешься так смотреть? Это даже не краем глаза, а вообще откуда-то из-под челки! – заинтересовался Дайна.
- Дайна, помолчи, пожалуйста. Ты мне мешаешь, - девушка оставила попытки вернуть мальчика в надлежащую позу и теперь пыталась его просто-напросто утихомирить.
- Не-а. Буду болтать, чтобы тебе не работалось, - своенравно заявил он.
- Дайна, пожалуйста, - Мартина вздохнула и поправила черную оборку, тянущуюся вдоль ворота и от верха до груди тускло-бордового платья-сарафана с чуть расклешенным низом.
- Ты ужа-а-асно скучная, - изрек мальчик, – и не менее ответственная. Зануда, - отрекомендовал он.
Девушка не обиделась и промолчала, резонно подумав, что если с Дайной не разговаривать, он рано или поздно сам прекратит разговор.
- Рано или поздно, - вслух пробормотала Мартина. «Или же его займет что-то съестное навроде… сладостей», - мысленно добавила она.
- …И к тому же, - увлеченно продолжал Дайна спустя несколько минут, умудряясь между словами вворачивать аппетитное похрустывание печеньем.
Мартина безнадежно вздохнула, отодвинула блокнот, предварительно закрепив карандаш в специальном приспособлении сбоку, и, обреченно уронив голову на стол, простонала:
- Ты не-ис-пра-вим!
- А?..
_______


Хоуэлл чихнул и выронил окурок, отчего-то гулко ударившийся о поверхность кухонной раковины.
Мутант наклоняться за почти скуренной сигаретой не стал, не решившись рисковать ребрами, и ограничился лишь не глядя включенным потоком холодной воды. «Потеря» разразилась въедливым шипением.
Химера пожалел, что, по уходу хозяина квартиры и сопровождавшей его Мартины, позволил себе смех: в ребрах теперь непрерывно кололо, заставляя мутанта поминутно морщиться и кашлять в сложенные «лодочкой» ладони.
Хоуэлл, довольно удачно миновавший проем с настежь распахнутой дверью со стеклянно-витражной вставкой, ввалился в прихожую и прохромал к зеркалу. Стоило ему упереться в поверхность комода, как что-то с дребезжанием обрушилось на пол, однако химера на такие мелочи внимания не обращал.
В гладкой поверхности, защищенной толстой пластиной стекла, отразился мутант: основательно потрепанный, взлохмаченный, бледный, с заострившимся лицом и озаренными неестественным блеском лучисто-серых радужек глаз в обрамлении глубоких теней, частично от слишком длинных ресниц и давно отросшей мелированной челки. Пряди и несколько тонких косиц, в большинстве плотными жгутами повисших вдоль груди, неровными лохмотьями свешивались с плеч и иногда отделялись от дрожащей спины, часто подрагивая и скользя в воздухе.
После некоторых усилий мутанту наконец удалось разглядеть себя в зеркале и составить достаточно точное, однако ничуть не утешительное представление о собственном внешнем виде.
Зеркало злорадно мигнуло, и Хоуэлл на несколько мгновений прервал созерцание, лишь после осознав, что ему показалось.
Широкий шаг с вытянутой рукой вышел не слишком удачно, так как мутант едва не полетел на пол. Нитяная петля, в отличие от крюка, не выдержала, однако Хоуэлл к этому моменту успел принять относительное равновесие, и укрыл плечи плащом, застегнув крылья ворота на три кнопки и сопроводив свое действие прерывистым хриплым кашлем.
Для того чтобы добраться до ванной, нужно было пересечь довольно просторную прихожую и нырнуть в узкий коридор, однако для выполнения этой задачи мутанту понадобилось несколько минут: дверной проем, отгороженный льняной тканью с золотистыми переплетениями вензелей в рисунке.
Хоуэлл уперся в дверь ванной, отделанной под дерево, тяжело и часто дыша, отчего та стремительно захлопнулась. Ладони обожгло холодом металла. Мутант протянул руку к выключателю.
Раздался плавный щелчок, и узкая щель под дверью наполнилась мягким светом, широким полукругом ложащимся на темные блестящие доски ламината.
От звука химера словно бы очнулся и, приоткрыв дверь, втиснулся в комнату. Хоуэлл склонился к крану, ощущая под ногами отчего-то теплую керамику плитки, и, не рассчитав напор воды, созданной резким поворотом единственной ручки-вентеля, расфыркался под потоком холодной струи.
Мутант выключил кран, однако что-то все же продолжало капать. Вдоль эмали раковины тянулись чуть смытые борозды крови. Хоуэлл поднял взгляд и, с некоторым трудом сфокусировавшись на собственном отражении, наконец понял, откуда они взялись: от левого угла губ струилась багровая, неприятно густая жидкость.
- Вот… черт, - выдохнул химера. Голова неожиданно закружилась, и Хоуэлл, потеряв равновесие, калачиком свернулся на плитке, костяшками тонких пальцами касаясь быстро расползающейся рдяной лужицы.

- Кис, - позвал Дайна, осторожно приподнимая Хоуэлла за плечи. – Ты как?
- Что?.. – растерянно отозвался мутант, болезненно жмурясь от неприятного запаха, источаемого волокнистым отрывком ваты.
В ванной по-прежнему было светло, но Хоуэлл чувствовал, что что-то изменилось, и потому склонился набок, пытаясь заглянуть в коридор, однако вернулся в исходное положение, когда хозяин квартиры сжал его локоть.
- Голова не кружится? – вопрошал Дайна.
- Да… Нет. Не знаю, - приглушенно и сипло выдавил химера. – Больно, - признался мутант.
- Ну, еще бы! – хмыкнул мальчик. - Судя по всему, ты головой здорово хре… приложился, - неубедительно поправился он.
Хоуэлл издал хриплый смешок, собираясь не то истерично рассмеяться, не то съязвить, однако собеседник предусмотрительно приложил палец к губам:
- Тс-с-с… Не болтай, а то вообще голос сорвешь. Сам дойти сможешь? – поинтересовался Дайна.
- Попробую, - пообещал химера.
Хозяин квартиры поднялся с корточек, мягко взметнув мутанта следом, и сделал несколько шагов в сторону ванны, с новообретенной позиции окидывая Хоуэлла полным скептицизма взглядом.
Химера, с большим трудом прошедший до дверного проема, уткнулся в косяк плечом, при этом дыша со столь жалостными хрипами, что мальчик смилостивился и шагнул к нему, подхватив на руки.
- Дайна! Дайна, немедленно прекрати это безобразие опусти меня на пол, - потребовал Хоуэлл, однако даже не пытаясь сопротивляться. – Я и сам превосходно дойду!
- Как до ванной? – насмешливо уточнил мальчик. – То-то у тебя все бинты насквозь в крови.
Мутант обиженно промолчал, а затем снова принялся теребить хозяина квартиры:
- Опусти меня на пол! – разделяя слоги, проговорил он. – Немедленно!..
- Нет. Угомонись, - буркнул мальчик в ответ. – Уже, между прочим, вечер наступил, а ты еще ничего не ел, - неожиданно сердито добавил он.
- Правда? – оживился Хоуэлл.
- Что – правда? – ехидно поинтересовался Дайна. – Если ты про то, что не ел, так тебе лучше знать. Включи свет, пожалуйста.
- Угу, - Дайно-Мартиновская манера вынуждать собеседника отвечать последовательно уже давно была ему знакома, и потому ничуть не удивила. Раздался все тот же, связанный ассоциациями с не очень приятными событиями, знакомый щелчок, и у мутанта снова закружилась голова. – Вечер – правда?
- А ты не видишь?
- Не-а, - нахально заявил химера.
- Не валяй дурака, - хозяин квартиры бережно опустил Хоуэлла на постель и вздохнул. – Я говорил уже… Тебе бинты поменять надо, – констатировал мальчик.
- Давай попозже? – предложил мутант, довольно шустро усаживаясь средь подушек и натягивая одеяло на бинты, скрытые не по размеру большой – Дайновой - футболкой.
- Сиди, - проигнорировав вопрос химеры, распорядился Дайна. – Скоро поесть принесу.
- Я и так сижу, - Хоуэлл отвернулся к окну, словно пытаясь увидеть редких вечерних прохожих. - А ты сам-то ел?
- Отстань, - огрызнулся мальчик. – Тебе, между прочим, готовить иду!
- А как там Мартина? – поинтересовался химера.
- Чарлин? Ты сам ее не так давно видел, - пробубнил мальчик. - Хорошо, - после паузы обронил он.
Дайна покинул комнату, поспешно прошествовав на кухню во избежание дальнейших вопросов, и шумно захлопнул за собой дверь, что-то негромко и вполне мелодично напевая, вероятно, имитируя нечто на гитаре.
- Дайна? – окликнул Хоуэлл.
- Что еще? – мальчик просунул голову и руку в щель между косяком и дверью, продолжая мурлыкать себе под нос неизвестный мотив. На плече, на одинаковом уровне свисая по обе стороны, болталось полотняное полотенце.
- Спасибо тебе.
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пт 29 Июл 2011, 19:14 автор Raienn

18 059 символов без пробелов

Глава 4

- Кейл… А зачем ты вообще это сделал?
- Что именно? – не отрывая глаз от обстругиваемого кусочка дерева, отозвался мужчина, однако на мгновение остановившимся лезвием ножа выдал свое напряжение.
- Ты испоганил мальчишке половину жизни!
- Неправда, - спокойно возразил Кейл. – Я всего лишь дал ему отсрочку.
- Что? – Эйген, в реплики напарника пивший из пластиковой кружки теплый и слишком сладкий растворимый кофе, от удивления едва не выронил оный. – Что ты сказал?
- Я дал ему отсрочку, - повторил Кейл. – Знаешь, людям свойственна жалость, - он поднял светлые глаза на собеседника, и Эйгену отчего-то стало не по себе. – И я - не исключение. Ты вообще в курсе, что я должен его убить?
- Как? – мужчина явно не мог воспринять сказанное напарником и потому внутренне метался.
- Все химеры должны быть мертвы, - тихо произнес Кейл. – Это не мои слова, и я не разделяю мнение их владельца. По мне – так пусть живут. У меня задание.
- Кейл… Да как ты вообще можешь? – Эйген во избежание падения кружки установил ее на асфальте, так как руки у него отчетливо дрожали. – Господи, Кейл… Почему ты не ушел? Ты же не… не можешь… так…
- Знаешь, Эйджи, иногда в этом мире мы делаем совсем не то, что хотим. А ты производишь впечатление человека, который об этом не знает, - скептично произнес Кейл.
- Но это же… Это просто бесчеловечно, в конце концов!.. – Эйген опять взял сосуд, зажав его в ладонях, и уставился на остатки кофе, матовым потоком плескающегося в посуде. Напиток напрочь перебивал запах чайной лавки и пряностей, закрепившийся за мужчиной после посещения магазинчика.
- А что с того? – резко воскликнул собеседник. - Сейчас это никого не интересует! - напарник методично и зло срывал с бруска клочки дерева.
- Ты не можешь… Не можешь ведь, правда?
- А что мне еще делать? Эйген, да пойми же наконец – у меня работа! – Кейл перевел дух. - Ну конечно, ты же идеалист! Тебе нужно, чтобы все было правильно, так?! – выпалил, потеряв терпение, он.
- Ты убьешь его? – негромко спросил Эйген. Тяжелое дыхание теперь почти выровнялось.
Тот не ответил, лишь тихо встал и, сунув руки в карманы, зашагал прочь. Маленькая фигурка, выточенная им из дерева, выпала из ладони и подкатилась к ногам Эйгена, тронув сапог.
- А? – мужчина подобрал вещицу и испустил удивленный вдох: узнать Хоуэлла было нетрудно.

_______


Мартина закинула вторую ногу на подоконник и, поджав колени к груди, обхватила обе, поместив худые руки с узкими запястьями на уровне голени только что подобранной ноги. В пальцах она сжимала карандаш, и, изредка поворачивая ладонь к противоположно окну, выпускала рисовальный атрибут, шустро подхватывая его в полете.
- Раз… Два… Три… - вслух считала Мартина. – Четыре… Эх, - уронила она. Карандаш выскользнул из пальцев, и Мартина отчетливо услышала стук о промерзший насквозь светлый из-за давно не лакированной поверхности паркет.
Девушку озарял свет настольной лампы на батарейках, направленной на окно. Электричество опять отключили, и потому Мартина не видела смысла замерзать в комнате, объединенной с балконом, сидя или лежа на кровати.
Из-под застегнутого ворота и пол куртки, сминавшейся на талии из-за выбранной девушкой позы, выглядывала закрывающая кисти почти до пальцев шерстяная ткань кофты, пушистая и белоснежная, похожая на ангорскую кошку, обернувшуюся вокруг хозяйки.
Мартина наклонилась, подняла карандаш и поднесла к глазам. Деревянная часть его имела цилиндрическую форму, обернутую в «оправу» цветного полиэтилена. Графит был мягким и оставлял на бумаге жирный след, в чем девушка уже неоднократно убедилась.
Мартина понемногу согревалась, что для нее было довольно странным явлением. Из-за отсутствующего сейчас столь привычного полугула, источаемого батареями, девушка едва не подпрыгивала от всех шорохов в наступившем безмолвии, в том числе – от дробного постука оголившихся уже ветвей подросшей сирени.
Мартина встала и вышла из комнаты, услышав странный, скребущийся звук в коридоре и последовавший за ним после небольшой паузы отрывистый стук.
В помещении было темно, и прихожая озарялась только сиянием фонарей, падающим из длинных кухонных окон, где вместо двери светлел лишь прямоугольник проема.
Звук повторился, приобретя некоторую требовательность, и Мартина машинально щелкнула клапаном выключателя, прежде чем глянуть в глазок и предложить незваному гостю войти. К ее удивлению, лампочка под потолком, закрытая витражным абажуром, коротко мигнула и осветила комнату уже ровным бело-золотым светом, в верхних частях стен преображенным яркостью спаянных кусочков стекла.
Сильно вытянутая прихожая вынуждала девушку размещать всю мебель исключительно вдоль стен. Обои непроницаемого кварцево-белого оттенка были опутаны витиеватым плетением золотого узора, превосходно гармонировавшего со шкафом-купе цвета грецкого ореха и парой плетеных кресел в одном из углов. Составленное из нескольких разноразмерных прямоугольников зеркало в тонкой, едва заметной оправе, повешенное над ними, отражало торопливо прикрытый скругленными створками вход в гостиную.
Мартина, подобрав края куртки возле ворота пуговицей, широко распахнула дверь, едва не задев ею гостью.
Невысокая девочка, ютившаяся на небольшом пространстве лестничной клетки, прижимала к груди какой-то смутно шевелящийся тканый сверток и сама укрывалась краями полотна, до середины пряча в них влажные каштановые пряди.
- Вам щенок не нужен? – осведомилась она, с надеждой заглядывая в лицо усевшейся рядом – на корточках, согласно своей привычке при разговоре с детьми - девушки. – А то у меня он мерзнет, на улице холодно ведь, - незнакомка раздвинула складки, показав заостренную мордочку с часто шевелящимся темным носом.
- Собачка? – улыбнулась Мартина.
- У-у… - помотала головой девочка. – Нет. Песик.
- Возьму, конечно, возьму. А ты задаром отдаешь, да? - девушка обхватила ком, после кивка с готовностью протянутый гостьей. Щенок ткнулся в ладонь Мартины и щекотно повел носом вдоль кожи, отчего девушка поспешила переместить руку. - А ты сама не замерзла?
- Чуть-чуть разве что, - пожала плечами незнакомка. – Я привыкла.
- Пройдешь? – Мартина вопросительно склонила голову набок и, не дожидаясь ответа, спросила: - Ты что любишь: чай, кофе? Или шоколад? – девушка мило улыбнулась при воспоминании о раздраженном мутанте, обозначив ямочки на щеках.
- Чай, если можно.
Девочка явно чувствовала себя неуверенно в чужой квартире, и потому жалась к стенам, несмотря на приветливые взгляды со стороны девушки.
- А зовут-то тебя как? – с кухни окликнула гостью Мартина, шумно расставляя большие разноцветные чашки, ассоциациирующиеся с витражным абажуром. Щенка она положила на один из стульев, и теперь он устраивался среди сгибов ткани, по-кошачьи перебирая лапками. - Да ты проходи! – выглянув, добавила девушка.
- Эйлойн.

_______


Дайна сидел на обращенном спинкой к Хоуэллу стуле, обхватив оную руками и опустив на кисти подбородок, и, разглядывая химеру, дожидался, пока тот окончит трапезу. Естественно, мутанту его действия не нравились, однако Хоуэлл сохранял молчание, лишь изредка бросая на хозяина квартиры гневные взгляды.
- Ты скоро? – скучающе протянул Дайна.
- Зачем спрашивать, если и сам видишь? – резонно откликнулся мутант.
- Прекрати занудствовать. Ты - не Чарлин, - одернул мальчик. Дайна в которой уже раз называл Мартину по фамилии, заставляя Хоуэлла хмыкать и смеяться в ладонь.
- А что мне мешает ее копировать? Приведи убедительные аргументы.
- У тебя плохо получается, - буркнул хозяин квартиры. – Хотя бы по этому.
- Фырк, - произнес Хоуэлл.
- Ничего не «фырк». Ешь давай. Я не собираюсь здесь состариться!
- Фырк, - снова отозвался мутант.
Дайна, сохраняя на лице выражение страдальческого долготерпения, отвернулся, прыгнув вместе со стулом так, чтобы не видеть Хоуэлла, а затем и вовсе встал, зачем-то уйдя в прихожую.
Когда мальчик вернулся с небольшим тазиком, наполненным водой, и тряпицей, еще не успевшей промокнуть и исполняющей роль своеобразного плота, химера успел поесть, шаткой стопкой установив посуду на подлокотнике.
Дайна переставил тарелки на деревянный стол, протяжно скрипнувший от прикосновения, и предупредил:
- Сейчас будет мокро.
- Зачем? – бессмысленно спросил Хоуэлл.
- Хочешь – могу так попробовать, - ехидно предложил Дайна. – Думаю, это будет несколько больнее, но если ты хочешь – так и быть. Так как? – мальчик приподнял просторную футболку за край и присвистнул.
Мутант промолчал, воздержавшись от комментариев, и повернул голову к окну, якобы пытаясь увидеть источники шелестящего шума, что, несомненно, было невозможно с третьего этажа. По стеклу рассеивалось мягкое, почти янтарное сияние, источаемое фонарем. Непрозрачные стеклянные грани перемежались с переплетением чугуна, из коего был выполнен и изящный длинный стояк. На улице уже стемнело, и за исключением озаряемого фонарем круга решительно ничего не было видно: от дома напротив с наступлением вечера остались лишь смутные очертания и подсвеченные прямоугольники окон.
Согласно обещанию хозяина квартиры, Хоуэллу стало мокро. И холодно, несмотря на то, что в сосуде совершенно точно плескалась теплая вода.
- Эй, кис, ты чего? – Дайна, размотавший верхний виток до половины и за плечо наклонивший мутанта на себя, дабы продолжить высвобождать того из бинтов, не без доли удивления обнаружил, что химеру колотит.
- Ничего… страшного, - с трудом произнес Хоуэлл.
- Ага, конечно, - обеспокоенно бросил мальчик, опуская мутанта на постель.
- Все нормально. Хватит за меня трястись! - вымолвил химера, наконец обратившись лицом к Дайне.
- М-да… Мартина меня убьет… - забормотал хозяин квартиры. - Точно убьет, - решил мальчик.
Радужки у Хоуэлла расширились, приобретя отчетливую голубизну ближе к ромбовидному зрачку, а взгляд окончательно утратил всякий намек на адекватность.
– Мать твою… - Дайна вздрогнул. На мокрой повязке расползающееся пятно крови было видно даже сквозь измаранные участки бинтов.
Химеру перекосило, и хозяин квартиры поспешил прижать его к креслу. Хоуэлл разразился негромким, весьма въедливым шипением, вероятно обозначающим агрессию, одновременно пытаясь высвободится, однако вдруг безудержно закашлялся, раздирая связки, и временно прекратил попытки.
На подушки стремительно закапало кровью, вязкой и темной, и хозяин квартиры чуть ослабил хватку, однако не спеша расслабляться.
- Ты как? – поинтересовался он, удерживая мутанта за прижатые к спинке запястья.
- Изд… Издеваешься? – прокашлял Хоуэлл. Глаза вернулись в более нормальное состояние, но химера тяжело и хрипло дышал. – Замечательно! Лучше некуда, как ты уже понял.
- И что это было? – Дайна удовлетворился язвительным откликом, и наконец отпустил мутанта, позволив тому обессилено сползти на подушки, и сам соскользнул на пол, собираясь продолжить менять повязку.
- Без понятия, - выдохнул химера, разглядывая кровь, оставшуюся на ладони. О идентичной по консистенции широкой полосе, успевшей залить половину приподнятой футболки и протянувшейся вдоль подбородка, Хоуэлл, видимо, понятия не имел, но кашлять перестал.
- На вот, - мальчик сполоснул тряпицу и протянул мутанту.
- Угу, - пробурчал тот в ответ, потянувшись вперед за лоскутом ткани. Кровь, судя по всему, останавливаться не собиралась ни в районе ребер, ни у рта, и потому Хоуэлл картинно завалился на подушки, впрочем, не забыв зажать в пальцах протянутую материю. – Черт… - мутант повернулся набок и снова зашелся в кашле.
- Только его нам и не хватало, кис, - мрачно отозвался Дайна. – Вот скажи, как мне теперь бинты менять?!

_______


- Привет, - Аделайн лучезарно улыбнулась, одной рукой удерживая возле своего бока ребенка. Девочка цеплялась за складки юбки и требовательно, почти отчаянно дергала за край полотняного фартука, пытаясь привлечь внимание матери. – Рано ты сегодня вернулся, верно, Анни? – женщина склонила голову в сторону малышки, и та, восторгаясь обращенным к ней всеобщим интересом, шустро закивала.
- Отпустили пораньше, вот и пришел, - отозвался Эйген, неуклюже втискиваясь в слишком тесный для широкоплечего мужчины проем. – Как тут наша Аннет? – Эйген уселся на корточки, позволив руке Аделайн скользнуть над плечом, задевая форменную одежду, и захлопнуть дверь. Освобожденная малышка, радостно пискнув, уткнулась в колени мужчины и засмеялась, когда ее волосы, забранные в короткие светлые хвостики, накрыла рука Эйгена. – Почему не спим, а?
- Видишь, она тоже рада тебя видеть, - женщина приобняла Эйгена и продолжила: - А то пропадаешь невесть где целыми днями…
Аделайн, прервав объятья, спрятала руки за спиной и прислонилась затылком к стене, наблюдая, как мужчина играет с девочкой.
- Не «невесть где», а на работе, - поправил женщину Эйген.
- …И с Кейлом много времени проводишь. Он, конечно, хороший, но у тебя все-таки есть семья, - продолжала она, переставая улыбаться и скрещивая руки на груди. – Нам с Аннет тоже стоит уделять внимание.
- Но… Разве я…
- Скажем, я уверена на семьдесят процентов, что ты даже не помнишь, сколько лет нашей дочери.
- Ей пять с половиной, - сообщил Эйген. – На этом-то уж даже не пытайся меня подловить.
Малышка, не обойдясь без содействия отца, забралась на колени пересевшего на стул возле двери мужчины и стала плести из пряди косицу.
- Извини, что так нелюбезно встречаю. Ты устал, наверное… - женщина запнулась, отчего на несколько мгновений повисло неловкое молчание.
- Нет, Адель, ты, в самом деле, права. Мне надо больше времени уделять вам, - изрек Эйген, первым разорвав безмолвие слишком громкой репликой.
- Ты подождешь немного? Мы не рассчитывали увидеть тебя так рано, и потому я еще ничего не грела. Прости, - снова извинилась женщина, видимо, ощущая себя непомерно виноватой за решительную атаку, коей был встречен мужчина.
- Ничего, все в порядке. Анни, слезай: мне нужно переодеться, - Эйген ссадил девочку на пол и выпрямился, принявшись расстегивать верх кожаной формы.
- А поиг-рать? – запрокинув голову, поинтересовалась Аннет. Хвостики мотнулись и соломенными связками опустились вдоль лица вслед за голубыми ленточками.
- Потом, милая! Иди к себе.
- Но мне же ску-у-чно одной! – возразила малышка.
- Я поиграю с тобой, только позже. Обещаю.
- Ма-а-ама! – девочка, раскинув руки, бросилась на кухню. - Мама, мама, мама, мама! Папа обещал поиграть со мной после ужина! Напомни ему, пожалуйста, - оживленные восклицания сменились заговорщическим шепотом.
Аделайн звонко засмеялась и, кажется, погладила Аннет по одному из хвостов, а затем, поддерживая игру, проговорила:
- Обязательно напомню.
Эйген вздохнул, повернулся к двери, попутно повесив на крюк форменную кожаную куртку, которая, однако, ничуть не спасала от дождя, и запер дверь.
- Эйдж! – окликнула женщина. – Эйджи!
Мужчина вздрогнул и поморщился: ссориться с Кейлом все же не стоило. Несмотря на аппатичное восприятие мира, напарник часто был дружелюбен и являлся хорошим приятелем.
Понятие «был», закравшееся в мысли, вызвало у Эйгена неприятное чувство чего-то неправильно сделанного. Собственные размышления вводили мужчину в сосотояние растерянности.
- Эйджи, ты идешь?
- Да! Сейчас! – крикнул он в ответ. - Конечно, иду, – сказал он себе. - Бр-р-р…
Эйген замер, что-то вспомнив, хлопнул себя по лбу и, резко изменив направление, размашистым шагом устремился в ванную.
От нажатия из отверстия в клапане патокой заструилась янтарная жидкость, и мужчина поспешил подхватить тягучую полосу, готовую усеять золотистыми каплями эмаль, в ладонь. Второй рукой Эйген повернул сразу оба вентиля крана, затем чуть урегулировал температуру и сомкнул кисти, намыливая.
- Мама просила тебя позвать, - Аннет, привстав на цыпочки, прикоснулась к его спине тоненьким пальчиком и добавила: - она сказала, что «голос сорвет» тебя звать. А сорвет – это как? Как цветочек, да?
- Нет, Анни. «Сорвать голос» – значит… Ну, это похоже на то, когда простудишься: ничего вслух сказать не можешь. С тобой однажды было такое, помнишь?
- Да! Мама тогда мне подарила свой шарф. Он такой пушистый-препушистый, и я теперь с ним сплю!..
- Верно, - мужчина выключил воду и вытер руки о полотенце.
- Па-а-ап, - протянула малышка, и Эйген замер, охваченный смутным подозрением. – А почему мне нельзя дома ходить в ботинках, а тебе можно? Это потому, что ты, - девочка сонно зевнула, – взрослый?
- Упс, - только и смог вымолвить он.


_______


- Кис-кис-кис, – кликнул Дайна. Мальчик вернулся к своему занятию и теперь однообразно накладывал новые витки, прижимая сложенную пополам полоску ткани – чтобы окровавленные бинты не пачкали футболку.
Хоуэлл успел задремать, утомленный в последнее время слишком часто вырывающимся из горла безудержным кашлем, и потому едва не подскочил от внезапного пробуждения.
- Чего тебе, смертный? – вяло съязвил в ответ разбуженный химера. Мутант зажмурился, проведя по-прежнему полупрозрачной рукой по лицу, и оправил челку, приготовившись слушать оправдания.
По правде говоря, будить Хоуэлла сейчас было вовсе не обязательно: хозяин квартиры мог расспросить его и позже, однако химера непросительно мягко улыбался во сне, несмотря на периодические встряхивания со стороны мальчика.
- Что, правда уснул? – вопреки ожиданиям Хоуэлла, Дайна и не подумал извиняться, признавшись во вредности, и состроил фирменное невинно-удивленное выражение лица. - А я-то думал, притворяешься только…
- Делать мне больше нечего! – с презрительной гримасой отрезал мутант. – И вообще – это моя привилегия – строить глазки.
- Ладно-ладно, успокойся, - примирительно произнес мальчик. – Я хотел бы задать тебе па… - хозяин квартиры осекся, решив, что настолько бесстыдно лгать – уже перебор, – несколько вопросов. - Просто раньше… времени как-то не было, и…
- Можно подумать, его много прошло, - не собираясь сдавать позиций и, похоже всерьез разобиженный, как всегда, с саркастическими нотами прервал его Хоуэлл.
Дайна выдержал паузу, завязывая узел на противоположной раненному боку стороне и только после этого, хлопнув мутанта по плечу и укрыв углом одеяла, отчего химера с видимым облегчением опустился на подушки, продолжил:
- Во-первых, что у тебя за татуировка такая? Сзади, на шее? – мальчик вспомнил четкий ряд шести цифр, точно по линейке выведенных и очень похожих на те, что вписывают позади конверта в место для индекса.
- Номер. Мой, - мутант снова полуприкрыл глаза, немного расслабившись.
- Эм-м… - хозяин квартиры замялся, вовремя сообразив, что с его стороны будет не слишком деликатным продолжить дальнейшие расспросы касательно татуировки: Хоуэлл был хмур, и, кажется, собирался подпалить ковер взглядом – в отместку Дайне. – Вопрос второй: твои косы… Они что-то значат, или?..
- Просто так ношу, как и ты. Мне нравится, - квартирант с вызовом посмотрел на хозяина квартиры, но, не обнаружив в нем и намека на аналогичный отзыв, успокоился и сплел пальцы на больном боку.
- У тебя ведь… с легкими что-то, верно? – неожиданно сочувственно поинтересовался мальчик и прищурил глаза, словно к чему-то присматриваясь. – Давно болеешь?
- Болею, - помедлив, неясно согласился химера. – Все, отстань. Мне больно разговаривать, - мутант перевернулся на левый бок и до подбородка укрылся материей пледа.
- Ага, конечно, - буркнул Дайна. – Как язвить – так ничего у него не болит, и поболтать он не прочь…
- От-стань, - сонно отрезал Хоуэлл.
- Нет, ты уж объясни мне напоследок: тогда какого хе… черта ты курил на моей кухне, если у тебя проблемы?! – прорычал мальчик.
- Дайна, ты - редкостная пакость, - сообщил химера, неодобрительно качнувший приподнятой головой при слове «напоследок». - Я же сказал, что хочу поспать.
- Хочешь сдохнуть раньше времени – твои проблемы, но зачем курить в комнате? Мог бы хоть на балкон выйти! Там до сих пор разит так, что…
- …Если ты считаешь, что я не видел твоих сигарет, - удачно парировавший мутант вытащил руку из-под одеяла, демонстративно обличив зажатую в ней невесть откуда взявшуюся пачку, – то очень глубоко ошибаешься.
- Будешь мне дерзить? – ощерился Дайна.
- Буду. Просто это действительно мое дело, и я прошу тебя не лезть, - Хоуэлл оскалился, садясь в постели и пытаясь выглядеть не столь беспомощно, что ему не слишком удавалось. Клыки химеры, на первый взгляд ничем не отличавшиеся от нормальных, разве что больше на несколько миллиметров длиной, были явно острее Дайновых, что давало химере сомнительное преимущество.
Мальчик, до сих пор на корточках помещавшийся перед Хоуэллом, сел и выпрямил спину, безмолвно шевеля губами, видимо, считая.
- Если ты собрался курить в моей квартире – хотя бы открывай окно, - проговорил, понемногу остывая, мальчик.
- Теперь я могу все-таки немного поспать? – устало и скорее утвердительно бросил мутант.
- …И постарайся не выкидывать больше всякие глупости, иначе попрошу Мартину с тобой поговорить, - уже совсем остыв, иронично произнес Дайна. Предупреждение звучало более-менее реалистично и грозило действительно исполниться, обернувшись небольшой, но утомительной воспитательной беседой с девушкой.
- Спокойной ночи, - удовлетворенно промурлыкал Хоуэлл, готовый согласиться с хозяином квартиры в чем угодно, лишь бы не расставаться с подушкой. Мутант уютно свернулся калачиком, видимо, совершенно позабыв про ребра, и поместил одну из ладоней поверх края полотна, чтобы под него не забрался холод.
Хозяин квартиры замер перед фигуркой подростка, отчего-то задержав на нем взгляд.
- Чего еще? – не размыкая век, поинтересовался Хоуэлл. Одно из ушей, не прижатое к ткани, шевельнулось и встало торчком.
- Спокойной ночи, – утвердил пожелание химеры Дайна и отправился на кухню.

avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пт 29 Июл 2011, 19:16 автор Raienn

17 778 символов без пробелов

Глава 5

- Да. Да, это Мартина. Кто еще может ответить тебе в моей квартире? – девушка, несколько мгновений назад вскинувшая трубку к уху и прижавшая ее плечом, сосредоточенно терла намыленной губкой внутреннюю часть чашки: гостья остаться не пожелала, а задремавший щенок, которого шум воды для которого отнюдь не вел к пробуждению, был устроен в гостинной. – А у меня новый питомец. Одна малышка заглянула и оставила на мое попечение весьма милое животное. Она пообещала иногда заходить. Что? Нет, не котенка – щенка, - Мартина улыбнулась в трубку, хотя отчетливо понимала, что Дайна не может ее видеть, и убрала часть волос за ухо, поставив чашку и предварительно сполоснув мыльную ладонь. – На мой взгляд, ты хотел сказать что-то достаточно важное, иначе не стал бы звонить. Твоя сомнительная вежливость, не позволяющая тебе сразу перейти к делу, ни-че-го-шень-ки не отменит… Да, я уверена. Дайна, перестань. Немедленно. Что? – девушка в изумлении распахнула глаза. – Не понимаю… Как это?..
Несколько еще не вымытых тарелок брякнули о чашку, отчего верхняя изрядно накренилась, явно намереваясь сползти и с грохотом обрушить за собой всю невеликую стопку.
– Я… Я рекоме… советую тебе сводить его к специалисту: своим «врачеванием» ты его доведешь… Куда? – вознегодовала Мартина. - Тебе сказать честно или правду?.. Чрезвычайно за тебя рада, - холодно отпустила девушка.
Посуда, сопровождаемая бряцаньем пары ложек, горестно уткнулась в стенку раковины, словно понимая, что занятая разговором Мартина освободится не скоро.
- Что-то еще? Ага… Кстати, а сам-то ты спать собираешься? – опомнилась она. - Двенадцатый час уже! Намек понял? Неужели?! А я спать хочу, так что и тебе – того же! – девушка откинула трубку и резко надавила «отбой», прервав собственную тираду и тем самым закончив ее на гневной ноте. Ничего, Дайна не обидится. – Фу-у-ух… - Мартина развернулась, откинувшись назад и перекрыв воду, и прислонилась спиной к кухонной стойке, чей выступающий край был неприятно холоден под пальцами девушки. При этом содержимое раковины увенчалось сноровисто брошенной Мартиной губкой, все еще объятой ореолом по-снежному радужного скопления пузырей. – Какая гадость! – с неприязнью произнесла она, имея в виду холод и поспешив скрыть кисти в рукавах.
Монотонное жужжание холодильника, примостившегося в углу комнаты, смешивалось со срывавшейся с крана редкой капелью струи, что спустя несколько мгновений привело задумавшуюся девушку в чувство.
- Эх, надо было все-таки попросить Дайну посмотреть. Хотя… И так хорошо, - решила Мартина, вновь включая воду.

_______


Сумерки, с течением времени мягко заволакивавшие город густым синеватым туманом, обратились во мглу и нарушались теперь лишь редкими светляками фонарных ламп на углах да светом из окон.
Скелетные арматуры недостроенных и полуразрушенных домов, взметывавшиеся к небесам, угольными полосами чернели на фоне желтоватой зелени – из-за постоянного выброса смога - горизонта.
Дайна погасил освещение на кухне и остановился на пороге гостинной, привыкая к мраку. Спустя несколько мгновений мальчик подался вбок, пытаясь во тьме нашарить лампу, и при этом ничего не повалить, но был прерван раздавшимся вдруг хриплым голосом:
- Можешь включить «верхний» свет и сделать все нормально: я не сплю.
- Интересно, почему? Бессонница? – съехидничал Дайна, однако предложению последовал.
Комната озарилась лишь спустя пару минут, на протяжении которых хозяин квартиры непрерывно бурчал ругательства, несколько раз наткнувшись на узкий диван, угловатые распахнутые дверцы шкафа, отчего те оглушительным с хлопком сомкнулись, и едва не запутавшись в складках бархатной портьеры.
- Ага. Слушай, а у тебя сигаретки не найдется? – заискивающе протянул Хоуэлл, по привычке пытаясь сесть в постели и болезненно морщась от боли в боку, вовсе не собиравшейся оставлять мутанта.
- Не найдется, - жестко отрезал Дайна и, расплывшись в полуулыбке, прибавил: - Обнаружил-таки пропажу?
- Ну, еще бы! – фыркнул Хоуэлл. - Как ты это провернул, мне интересно?
- Так же, как и ты, - хладнокровно парировал мальчик, расправляя простынь. – И вообще – тебе курить вредно, - хозяин квартиры, через плечо повернув голову, совершенно по-детски показал язык и вернулся к своему прежнему занятию, ладонью разглаживая придирчиво выискиваемые складки.
- Дайна, ну пожалуйста! Пожалуйста-пожалуйста!.. Разочек? – просительно затеребил его химера за полу футболки, принимая самый разнесчастный вид и прижимая к голове уши, что вряд ли ему помогло бы – мальчик и смотрел-то совершенно в другую сторону. – А как же последняя просьба умирающего?
- Тебе нельзя, - категорично отрезал хозяин квартиры. - А мне – можно, - мальчик под разочарованный выдох Хоуэлла, впрочем, тут же сменившимся громогласным чихом, - «Как же я не догадался-то?» - сгреб с подоконника продолговатую коробочку. – И вообще – не похож ты на труп, - возразив, хозяин квартиры вернулся к софе, сунув в «карман» пачку с дразнящее откинутой крышкой.
- Да?.. – вопросил Хоуэлл, приподнимаясь и вытягивая нездорово бледную, с отчетливо выступающими костями и сеткой вен, руку и утыкая длинный костистый палец в ребра Дайны, отчего тот неестественно выпрямился, ожидая дальнейших действий мутанта. – Пуф-ф-ф… - выдал он, подражая выстрелу. – Ты убит. Я продырявил печень, диафрагму и желудок.
- А ты не замахнулся? – скептично поинтересовался мальчик, осторожно отводя руку квартиранта и на всякий случай накрывая ее краем одеяла.
- Ну, я же впритык стрелял, - пожал плечами химера. Ушки опустились и снова вскинулись, изредка выплетая кончиками незатейливые линии. – По крайней мере, диафрагму должно было хотя бы задеть.
- Вот именно. Но никак не прострелить.
- Я ни слова не сказал про «навылет», – не собираясь сбавлять обороты, вкрадчиво напомнил мутант. Хитрый прищур серых глаз с неестественно расширенными зрачками показывали - он явно что-то замышляет.
Хозяин квартиры страдальчески воздел взгляд к потолку, всем своим видом показывая, что Хоуэлл ему ох как надоел со своими доводами и капризами, но – что делать.
- Хм… - прокомментировал Дайна. Видимо, думал он о чем-то своем, и произнес это только для того, чтобы поддержать беседу.
- У кого-то не слишком хорошо с анатомией? – едко предположил химера.
- …Кстати, об оной анатомии: у тебя что – транспозиция органов? – задал встречный вопрос Дайна, откровенно проигнорировав Хоуэлов.
- Чего-чего? А… Ну да… - рассеяно отозвался мутант. Правое ухо поникло, и «на страже», часто подрагивая, осталось второе.
- Так вот почему крови вылилось значительно меньше, чем должно было, верно?..
Хозяин квартиры помолчал, более чем заботливо укладывая для себя подушку в правой стороне постели и окутывая ее нижнюю треть тонким одеялом. Игрение пряди, перемежаясь с серебряными, посыпались из пучка, мягкими завитками рассеиваясь по ткани, стоило Дайне разомкнуть собиравший волосы в узел «краб».
- Я тоже такие хочу, - завистливо и совсем по-ребячьи вздохнул химера. Завитки, пойманные им в ладонь, органсинным перевиванием лучились на свету лампы, опутывая пальцы.
- Заплетать будешь? – глядя на Хоуэлла, предложил мальчик.
В ответ мутант коротко мотнул подбородком и капризно пояснил:
- Тогда еще больше хотеться будет. Нет уж…
Хозяин квартиры равнодушно – как пожелаешь - качнул головой, отчего пряди шелковой лентой вывернулись из пальцев, и принялся шустро перебирать пряди у корней в попытках сделать себе подкоски. Вследствие того, что это у него не очень-то получалось, Дайна решил оставить бесплодные усилия и отправиться к зеркалу.
- А сигаретку? – без особой надежды кликнул химера, чуть повысив голос. Из-за сиплости особой разницы заметно не было, однако мальчик услышал.
- А-а… - жестом «черт с тобой» махнул Дайна. - Держи, - хозяин квартиры, видимо, утомленный борьбой с волосами, послушно бросил пачку и зажигалку, на миг появившись в проеме.
Коробочка прочертила широкую дугу и упала точнехонько к Хоуэллу на колени вслед за «сопровождением», рассыпав вокруг себя удлиненные цилиндры сигарет.
– Тебя проводить до кухни или окно откроешь? – донеслось из прихожей, однако мутант уже ничего не слышал, с бесконечным наслаждением втягивая наполненный никотином табачный дым.

_______


Серая внутренность подъезда встретила вошедшего весьма неприветливо, в первый же миг обдав привычной смесью запахов – старости, табака и пыли. И если первый из перечисленных был вполне терпим, не составляя ощущения, что все вокруг представляет собой лишь труху, то мелкие частицы других «букетов» попросту набивались в ноздри, почти не позволяя дышать, и покрывали все вокруг равномерным слоем зловония. Серый «налет» скапливался на всевозможных плоскостях, в особенности щедро присыпав углы, так, что оный вместе с паутиной можно было собирать пригоршнями.
Хорошо хоть, что не чувствовалась привычная сырость воздуха, невесть как уживающаяся с пылью, - почти пробурчал было Кейл, однако замер, не поставив ногу на одну из ощупью находимых ступеней: датчики движения заметно запаздывали, а электромеханик, давно запрашиваемый мужчиной, все не спешил радовать обитателей своим визитом.
- Пожалуйста, код доступа, - механически потребовал приятный женский голос. Принадлежал он, вероятно, девушке не больше двадцати лет, в свое время не поскупившейся собственным временем для усовершенствования прибора. Механизация звучания утрачивалась со временем развития технологии, однако в Жилых Кварталах устанавливались лишь устаревшие модели – чтобы люди не забывали про разделявшую части города «пропасть».
- Что?.. – Кейл прервал напеваемую мелодию и устремил непонимающий взгляд в прорези динамика, тщетно пытаясь уяснить, что хочет от него машина. Видимо, пыль немыслимым просачивалась внутрь головы, сковывая рассудок непривычным неразумением.
- Пожалуйста, код доступа, - терпеливо повторила механика.
- Какой еще «код доступа»? Ах да… Сейчас… - пробормотал Кейл и вернулся к прежде занимавшей его деятельности, нараспев повторяя слова когда-то знаменитой песенки: - Build it up with wood and clay, Wood and clay, wood and clay, Build it up with wood and clay, My fair lady…
Новая система, совсем недавно, в позапрошлом месяце, установленная и пришедшая из Верхнего Города, прежде казалась мужчине забавной, однако теперь порядком раздражала, и Кейл упорно старался перекрыть неприятные ощущения детской беспечностью напеваемого текста.
Эйгенов напарник скользнул ладонями по карманам джинсов, на ощупь проверяя их содержимое. В левом отыскался лишь мобильник, а правый был отчего-то пуст и не вмещал свернутой купюры, кою мужчина совершенно точно опускал в карман перед выходом, и Кейл вспомнил об оплаченной «квартплате». Вообще-то, рассчитываться за жилище полагалось хозяевам, однако со временем немало обременяющая обязанность переместилась на плечи мужчины.
Лестничную клетку запоздало озарил свет, существенно облегчив Кейлу поиски, и мужчина догадался проверить куртку. В верхнем кармане и впрямь обнаружилась плоская прямоугольная карта без одного угла, которую Кейл поспешил вложить в углубление и чуть придавить двумя разведенными пальцами.
По экрану над динамиком заскользила строка, полная неясно к чему приведенных цифр, и прибор одобрительно пискнул, наконец позволив мужчине войти в квартиру. Примагниченный прежде «ключ» упал в ладонь Кейла.
Для того чтобы запереть обиталище, карты не требовалось: едва захлопнувшись, дверь замыкалась сама. Порой это создавало понятные неудобства, но, в общем-то, существенно экономило время. По крайней мере, до сих пор, пока мужчина ни разу не забывал «ключ» внутри.
Большинству приятелей Кейла пришлось прекратить дружеские визиты: открывать снимаемую мужчиной квартиру изнутри было довольно сложно, так как для этого приходилось пользоваться не только «ключом», но и менее электронным его аналогом, однако Эйген, редко предрасположенный к визитам, этого не знал.
Прихожей у Кейла не было: лишь крошечный прямоугольник комнаты, оштукатуренной поверх бетона с «кирпичными» вставками, на котором едва помещались продолговатый диван, примыкавший к краске по всей длине стены и шкаф напротив.
Мужчина, удерживая тяжелую дверь одной рукой, втиснулся в помещение и облегченно выдохнул, когда металлическая створка за плечом притворилась без обычного мерзостного скрежета.
Негромко пискнул телефон, оповещая о вызове и собираясь разразиться незатейливой мелодией. Кейл, потянувшийся к карману, без труда прочитал на дисплее имя будущего собеседника и едва заметно вздрогнул. На экранной строке значилось витиевато обрамленное: «Эйген».


_______


Грифель, едва заметный в зимней утренней тьме, уже полностью наводнил небеса и, неспешно заполняя прорехи, сокрыл остатки незаполненного облачностью свода с редкими проблесками звезд непрозрачной массой.
Продолговатости мягких теней, сменявшихся другими, скользили по векам и скулам лежащего из-за неплотно задернутых полотен занавесей, затемняя угольные ресницы, брови и светлеющие полукольца прядей, с хаотичностью пронесшегося вихря рассеянных по ткани беспокойным обладателем. Пальцы химеры в смятении комкали материю, видимо, пытаясь опереться на подушку, однако еще больше тонули в складках поверхности, бессильно расчерчивая темневший под лицом покров заостренными ногтями.
Хоуэллу снилось вытянутое помещение, оштукатуренное алебастровой, однако отчетливо отдававшей дымчатостью в углах краской, белоснежным пятном мазнувшей по непривычным к столь щедрой озаренности глазам, по-стальному твердую, зеркальную полосу стола, неприятно холодившую обнаженное тело…
…И обходительно укрытый широким отрезом плотной шерстяной ткани трепещущий и истощенный стан, прежде скрываемый лишь лентами чуть сглаженных темных вихор да перевязями плотно стянутых ремней. Садиться подростку больно из-за сердца, изнутри давившего на грудную клетку в безрезультатных усилиях избавиться от приобретенной ноши, вследствие чего выполнить задуманное удается лишь с кашлем, перегнувшись через поддерживающую руку.
В оголившуюся лопатку впивается тонкая игла, отчего дышать становится и вовсе невозможно: кровь теснит введенная густая комковатая жидкость, и на несколько мгновений легкие пустеют, предоставляя хозяину право давиться воздухом в попытках ухватить глоток живительного кислорода.
Группа людей, столпившихся вокруг пациента и состоящая всего из трех человек: мужчины лет тридцати, женщины постарше и ее помощницы – юной, весьма миловидной девушки, коей совсем недавно исполнилось девятнадцать, - смотрят на химеру скорее с интересом, нежели с участием, однако одна из ладоней невольно тянется поправить сползший конец временного «одеяния» ребенка.
Ассистентка. Химера медленно поднимает голову, сказывая некоторое оживление дрогнувшим плечом, и взгляд бесцветно-серых, без блеска радужек, почти полностью заполнивших белки, встречается с искристой, чуть фиалковой синевой граненого иолита. Короткий смешок.
- А ведь понимает, кажись, ты смотри!..
- Не думаю. Уверена, - брак, - сухо ответствует женщина, резко, со слышимым хрустом высокого каблука, проворачивается на одной ноге и прислушивается, выжидательно постукивая пальцем одной из затянутых в меловую резину перчаток рук по собственному плечу.
- Мисс Лавджой, - окликает девушка, в отличие от своих работодателей времени не терявшая: сопровождая свои действия тихим ласковым шепотом, она проверяла реакции пациента и его ориентацию в пространстве. – Вы, вероятно, оши…
- Миссис Лавджой. Хорошо бы Вам это запомнить, милочка.
- Ми…
- О да!.. Наша Железная леди наконец-то нашла себе… - насмешник поперхнулся остатком фразы: женщина не выносила подобных шуток, и забывший об этом коллега расплатился за оплошность. Беккай ограничилась несильным тычком локтя в позадисидящего, однако такого предупреждения было достаточно для того, чтобы замолчать.
- Миссис Лавджой, - терпеливо повторила, поправившись, ассистентка, однако голос приобрел куда более твердое и уверенное звучание. – Вы ошиблись. Наш пациент жизнеспособен и имеет человеческий разум.
Широкий карминный след глянцевито искрившейся в свету жидкости рдяным сгустком струился по щеке из угла рта, все больше пятная материал.
Хоуэлл дернулся, с судорожным полувсхлипом сел в постели, пытаясь унять агонию неистово пульсирующего сердца, и машинально облизнулся, ощущая во рту резкий оттенок проржавевшего металла. Тут же спохватившись.
Химера подушечками пальцев вытер остатки крови и пригляделся, надеясь на опровержение домысла, что вряд ли осуществилось бы: в темноте он видел не то чтобы превосходно, но вполне приемлемо, если не считать широкие круги разноцветных пятен. За коротким замешательством последовала череда цветистых, негромко произнесенных ругательств: не хватало еще наставлений Дайны, уличившего мутанта за столь примечательным занятием.
Вставать и суетиться, спасая подушку, Хоуэлл не стал. Не только из-за нывших ребер и крови в постели.
Химера повернул голову, устремил взгляд в окно, предварительно отведя, чтобы не запачкались, волосы, и полуприкрыл глаза, из-под век наблюдая мягкое, по-кошачьи неспешное скольжение крупных от все еще теплой погоды снежных хлопьев.


_______


Чердачные «этажи» даже в Жилых Кварталах встречались нечасто, зато на окраинах Нижнего Города подобных построек, как правило, не выше пяти этажей, было предостаточно, и большинство наполняли не совсем законные жильцы.
Из «обители» бродяжек не гнали не то из сочувствия к сиротам, не то просто не подозревая под редким дробным топотком детей, однако некоторые даже подкармливали, оставляя еду тщательно завернутой – от других постояльцев, менее крупных, зато не в пример прожорливых.
На обжитом Эйлойн и несколькими другими «соседями» чердаке было холодно, однако достаточно сухо. От первого детей избавлял ворох одеял вдоль одного из скатов крыши, стаскиваемых бродяжками из несвоевременно опустевших квартир, и тепло близлежащих ребят. Везло, как правило, самому старшему, однако если к тому моменту, как все начинали укладываться, оный не появлялся, в середину ложился кто-то другой.
Окно – полукруглое одностворчатое отверстие в покрытой наледью массивной раме – было подоткнуто обрывками ваты и ветошью от сквозняков, нередко странными звуками вызывающих испуг у младших из «квартирантов».
- Эйлойн! Эйлойн!.. – Кто-то все более настойчиво тряс девочку за плечо, не забывая шепотом окликать.
- М-м-м? Дэйдра? – заспанно поинтересовалась Эйлойн. Ребенок с трудом разомкнул веки, узнавая «брата», и зашевелился, дружелюбно приподнимая угол плотного стеганого пледа. Одежда стоящего искрилась в полумраке, давая распознать шедший на улице дождь. Или… снег?
Со снегом, настоящим, не слипавшимся в маленькие нерассыпчатые комочки, всегда приходили особенно остро ощущавшиеся холода, но детское, а именно -светлый восторг запрокинутых головок с ловящим снежинки и темно-красным на фоне кительного кончиком языка – брало свое, даруя радость пришедшей зимы.
- Конечно, - успокоил ее пришедший. - Подвинься немного – мне не хватает места, а проснуться с обгрызенными пальцами мне не улыбается. - Юмор у мальчика был своеобразный, но девочка тоже улыбнулась шутке сквозь темноту, нарушаемую лишь подсвеченным луной проемом окна. Которая, впрочем, вполне могла осуществиться: несмотря на то, что крысы запросто могли бегать и по спящим детям, кои к утру каким-то «чудом» всегда оставались невредимыми, вставать ночью никто не рисковал. Кроме Дэйдры, который часто возвращался лишь под утро, но почти всегда – с «добычей».
- М-мн… Не могу. Ложись с краю…
- Я же только что объяснил, почему не могу этого сделать! – почти вслух возмутился подросток.
- Да? Ну, ложись с другого…
Мальчик фыркнул и самостоятельно переместил Эйлойн поближе к соседу, отчего та, сонно забормотав что-то про не в меру обнаглевших и - более того - мокрых крыс, вяло отмахнулась, впрочем, едва не попав нагнувшемуся подростку в колено.
Дэйдра распустил шнуровку кед и, не снимая куртки, забрался под полотно, уже высохшей спиной прижался к девочке, позвоночником чувствуя за собой мерное дыхание спящих.
- Эйли? – окликнул он наконец. На протяжении нескольких предыдущих минут мальчик предпринимал бесплодные попытки завернуться в выделенный «сестрой» кусок ткани, однако ткани катастрофически не хватало даже на то, чтобы укрыть ближнюю к стене половину тела.
- Чего еще… тебе надо? – с протяжным зевком вопросила девочка.
Подросток, вознамерившийся отвоевать больший участок материи, с неожиданным для себя любопытством осведомился:
- А зверюшка твоя где? Ты ж ее с собой таскала… Все время, - отметил мальчик.
- Начнем с того, что не «ее», а «его» - ты сам сказал, - почти бодро заспорила Эйлойн, видимо, смирившись с тем, что заинтересовавшийся подросток выспаться ей не даст.
- Ладно-ладно... Ну так куда ты дела щенка? Подкармливала, покармливала, чуть ли не спать с собой клала, и… - Дэйдра сделала паузу, давая ребенку «оправдаться».
- Отдала, - с ребяческой непосредственностью отозвалась девочка и поспешно заверила: - В очень хорошие руки!..

avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пт 29 Июл 2011, 21:25 автор Йу
Чёрт, ничего не помню. Надо будет всё заново прочесть.
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пт 29 Июл 2011, 22:08 автор Raienn

Ну, читайте-читайте. Я для кого выложила?
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пт 29 Июл 2011, 22:42 автор Дух
А последнюю часть я оказывается не читал.
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пт 29 Июл 2011, 22:49 автор Raienn

Это новая, Дух. Сегодня написанная. Видите, как вредно обещаться и не делать? Ты когда в последний раз мой дневник посещал?


Последний раз редактировалось: Raienn (Вс 31 Июл 2011, 15:01), всего редактировалось 1 раз(а)
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вс 31 Июл 2011, 15:01 автор Raienn

Чего это никто не комментит, нэ?
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вс 31 Июл 2011, 15:11 автор Йу
Все читают, читают)
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вс 31 Июл 2011, 15:24 автор Алиса
Убейте меня, я не читаю. =____=
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вс 31 Июл 2011, 15:37 автор Raienn

Вот! Флудя всех обманул!
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вс 31 Июл 2011, 15:39 автор Rina
А я никак не могу собраться и полностью прочесть
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вс 31 Июл 2011, 15:40 автор Rina
Обещаю, вечером прочту.
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вс 31 Июл 2011, 16:51 автор Raienn

Ждем.
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пн 01 Авг 2011, 01:35 автор Raienn
Где же, где же наша Ри-ина?
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пн 01 Авг 2011, 14:29 автор Rina
Рина прочла 3 главы (не серчай, читала ночью, а вернее сказать утром), моё мнение по поводу твоего творчества ты знаешь, а остальное прочтём-с всё остальное.
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пн 01 Авг 2011, 18:20 автор Raienn

Хорошо-хорошо. Только прокомментируй последнюю часть, когда прочтешь, угу?
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Пн 01 Авг 2011, 23:40 автор Нэй
Честно говоря, я нифига не прочла.
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вт 02 Авг 2011, 01:35 автор Rina
Ааа! Я дочитал! Дочитал! Дочитал!
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вт 02 Авг 2011, 01:41 автор Raienn

Ты герой, Ламрин, Райенн гордится тобой. Ну, и собой. Что скажешь по поводу последней части?
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вт 02 Авг 2011, 01:44 автор Raienn

Ура, ура товарищи: Райги нарисовала картинку и решила, что именно такой Мартина и должна быть. Ура!..
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вт 02 Авг 2011, 14:05 автор Rina
Рая, ты как всегда шикарна, поэтому даже не знаю, что ещё сказать.
avatar
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение в Вт 02 Авг 2011, 14:26 автор Raienn

Ура еще раз в честь Ламрин! Риночке понравилось - и это главное.
Re: Безымянные главы: полностью
Сообщение  автор Спонсируемый контент
 

Безымянные главы: полностью

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 

Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
ПИЛ(а) :: Творчество :: Книги-
Перейти: